Мастер

25 октября 2012 г. в 16:13

Категория: В России

Время летит так быстро... “Надо бы Лаврентьича отметить, — напомнили театралы, — 24 октября десять лет ему...” Это уже столько лет прошло, как его не стало. К тому же в июне нынешнего года заслуженному артисту России Николаю Кучеву могло бы исполниться 85...Николай Кучев родом из Каратузского района, деревня Шырыштык. В 1944-м семнадцатилетним добровольцем отправился в армию.

В Русский театр он, простой шофер, пришел в 1951 году уже закаленным, прошедшим военно-трудовые университеты человеком после почти семи лет службы, учебы в Тюменском военном пехотном училище, где и сыграл первые роли в самодеятельных спектаклях. Но не только для него началась здесь, на абаканской сцене, новая веха в биографии. Со временем, набирая актерскую силу и мощь, он сам, его имя обозначили также целую эпоху в истории театра. Начиная с небольших ролей, с эпизодов, Николай Кучев вскоре играл уже главные, ведущие роли в спектаклях Русского, а с 1954 года (с объединением двух трупп в одну) и в совместных спектаклях Хакасского областного театра. “Вожак”, “Снеги пали”, “Хребты Саянские”, “Иван Грозный”, “Третья патетическая”, “Милый друг”, “Таежная легенда”, “Моя дорогая Памела”, “Полнолуние”. Всех ролей в послужном списке артиста, пожалуй, больше ста. Что еще хочется отметить, Николай Лаврентьевич, уже будучи известным артистом, уважаемым человеком, к режиссерам относился с большим послушанием.Память о человеке хранится среди тех, кто был рядом с ним. И в первую очередь помнятся какие-то мелочи, детали. Ведь самое главное все-таки именно в них, а не в официальных строчках и выспренных фразах. Для заслуженного артиста России Александра Яськова Кучев не только партнер по сцене. Еще мальчишкой Саша дружил с его сыном Анатолием, а потому часто бывал в доме соседа-артиста и заядлого рыбака “дяди Коли”. “К тому же мама моя работала бухгалтером в театре, и я с шести лет пропадал там за кулисами”, — вспоминает Александр Иванович. А дядя Коля в те годы был в театре и артистом, и монтировщиком декораций, и шофером...— Николай Лаврентьевич обожал рыбалку — никогда без улова не возвращался. Частенько брал с собою и нас, пацанов. Но больше в одиночку — потому что очень любил природу, тишину. Резиновая лодочка у него была. Сначала едет живца ловить, а потом переметы ставит. Я пару раз видел: дождь идет, а он на себе лодку тащит и все снасти свои. Рыбалка — это отдушина.Помню, к дню рождения Надежды Георгиевны (Богатовой. — О.К.) наловил таймешат, ленков, и она сделала пирог с настоящей рыбой, не магазинной. Запомнилось: дома, если Николай Лаврентьевич свободен от репетиций и спектаклей, всегда застанешь его за чтением книги или газеты. А еще была у него маленькая страсть — лотерейные билеты. Многие в театре помнят, с каким азартом Кучев этим занимался. И ведь выигрывал, пусть не много (самый большой “улов” — холодильник), но радовались с ним все. Никогда не зазнавался, не ставил себя выше других. Даже несмотря на то, что долгое время был еще и парторгом — никакой спеси, никакой выгоды себе. Требовательным был, это да. А в быту — очень скромный человек, неприхотливый. Смотришь, стоит у автомата с газводой, любимую газировочку пьет, пирожком закусывает...Первый раз мы с ним “встретились” на сцене, когда я еще во вспомсоставе играл, меня ввели в комедию “День отдыха” на небольшую роль, а Лаврентьич играл там главную. А потом все чаще вместе. После института (ЛГИТМиК. — О.К.) половина нашей студии играла “Жестокие игры”, а четверо, и я в том числе, в “Последних”. Там Кучев — Коломийцев: мощная роль, хозяин жизни. “Хребты Саянские” — он Ильча, я — Порфирий; “Три сестры” — Прозоров Андрей — я, он — Чебутыкин; “Голый король” — я король, он первый министр. Николай Лаврентьевич замечательно играл. Они, такие министры, до сих пор существуют…С ним было очень легко на сцене. То же самое в “Самоубийце”, где Кучев играл Аристарха, человека “от интеллигенции”. В “Вишневом саде” (Фирс и Гаев) он со мной как с ребенком обращался, мы друг друга очень чувствовали, понимали. Ему не надо было никаких слов, мизансцены и отношения рождались у нас сами собой. И еще что важно: в комедиях у него всегда совершенно разные персонажи получались, он одной краской не работал. В “Плутнях Скапена” его (он слугу Сильвестра играл) так смешно обрядили — в трико. Потом то ли к премьере, то ли к Дню театра я вирши сочинил: “Сильвестр — как пельмень на блюде, Изящен в позах и в поклоне... И плачет где-то в Голливуде, Завидует Сильвестр Сталлоне!..”И правильно, пусть завидует: артист такой душевной простоты и искренности честно жил и работал среди нас, он наше сибирское достояние — народный артист России, которого мы помним.


Ольга КАРАЯНИДИ

Комментарии

Галина Николаевна
16 марта 2016 г. в 13:43
Спасибо за память о моём отце!!!

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.