С великим призванием

16 июля 2014 г. в 08:00

Категория: В России

Мой сегодняшний рассказ — о красивых, мужественных, добрых людях — об отце и дочери Гергенредерах. Федор Александрович — заслуженный врач Российской Федерации, был награжден орденом Ленина, внес большой вклад в становление и развитие хирургической службы Хакасии. Эльза Федоровна — заслуженный врач нашей республики, первый ее онколог.

История этой семьи лежит в глубоком прошлом, когда на берегах златоплесой Волги еще при Екатерине Второй появились первые переселенцы из Германии. В этих краях, в бывшей Саратовской губернии, и родился Федор Гергенредер 5 ноября 1898 года. К 23 годам он уже окончил медицинский факультет Саратовского университета (тогда один из лучших в России) и начал работать в небольшом городке Бальцер. Молодой доктор был эрудирован, трудолюбив, скромен, старался сделать все возможное для больных. Он подавал большие надежды, и вскоре его перевели в город Энгельс — столицу тогдашней Республики немцев Поволжья.

В тридцатые годы здесь свирепствовали голод и холера. Федора Александровича в числе двадцати трех человек включили в комиссию по борьбе с эпидемией. В живых остались только он и его помощница.

— Мне было тогда шесть лет, — вспоминала Эльза Федоровна. — Однажды во время обеда я сказала маме, что мне не нравится ее суп. Услышав это, отец глубоко возмутился: “Вон из-за стола! Люди голодают, а ты!..”

Потом он не раз рассказывал нам о том, что ему приходилось видеть, бывая в деревнях: о пухнущих от голода детях, об умирающих целыми семьями людях, о трупах, которых некому хоронить. На всю жизнь запомнилась жуткая история о женщине, которая кормила мясом умершего мужа своих четверых детей.

После ликвидации эпидемии практик Федор Александрович занялся и научными исследованиями. Предложенный им способ лечения слоновости вошел в отечественную и мировую хирургию под названием “Метод Гергенредера”. Ему было присвоено звание заслуженного врача Республики немцев Поволжья.

В сорок первом грянула война. Враг приближался к Москве. Второе сентября для немцев Поволжья — трагичная дата. В этот день их всех погрузили в вагоны и повезли в Сибирь и Казахстан. Состав шел 16 дней.

— Чего только мы ни натерпелись, — продолжала свой рассказ Эльза Федоровна. — Больные умирали, беременные тут же рожали. На одной из станций пожилой мужчина, не успевший забраться в вагон, бежал за тронувшимся поездом, упал и уже больше не смог подняться.

Когда мы приехали в Абакан, нас поселили в маленькую избушку (сейчас на этом месте находится Центр детского творчества), потом в деревянный барак (что за центральной аптекой). Отца назначили заведующим хирургическим отделением городской больницы.

Работы было много. Днем Федор Гергенредер оперировал в стационаре, вечерами — в госпиталях, в том числе и тех, которые располагались в здании школы № 1 (№ 1398 и № 1782). Вместе с ним работала хирургом Рахиль Яковлевна Жодзишская. Их напарниками были молодые специалисты — выпускники вузов. Набравшись опыта, они уезжали на фронт. От них, а также от раненых, которых оперировал Федор Александрович, ему приходило много писем.

Очень взволнованно, со слезами на глазах вспоминал о своем спасителе житель Абакана Григорий Васильевич Марченко:

— С фронта до Абакана нас везли 18 дней. Стояла сильная жара. Моя раненая нога распухла. Начиналась гангрена. Врачи предлагали отнять ногу, но я не соглашался. И тут судьба послала мне Федора Александровича Гергенредера. “Плясать еще будете!” — сказал тогда этот замечательный доктор.

Пророчество хирурга сбылось. Григорий Васильевич потом работал в театре, слыл любимцем публики, играл на баяне и плясал “Яблочко”.

Но вернемся к рассказу Эльзы Федоровны.

— Во время войны я училась в первой школе. Но так как там был госпиталь, мы занимались в третью смену в 3-й, 10-й и 11-й школах. В свободное от учебы время чистили картошку для раненых. В сорок пятом я окончила десятый класс с золотой медалью. И мы с отцом поехали в Томск. Пришли в медицинский институт: “Немцев не берем!” Взяли в Красноярске, так как хорошо знали отца и часто к нему обращались.

Бывало, присылали за ним самолет и привозили обратно. Лечилось у него и местное начальство, в том числе и руководители управления НКВД по Хакасии. И тем не менее каждое утро мы ходили отмечаться в то самое управление, что никуда не исчезли. Так было до тех пор, пока не умер Сталин. В пятидесятом я окончила институт, вернулась домой, и мы стали работать с отцом вместе.

В шестьдесят первом открылась областная больница. Отец принял заведование хирургическим отделением. Тогда же пришла и Надежда Николаевна Гончарова. Отец настолько сумел увлечь нас хирургией, что без нее мы не мыслили себе жизни. С тех пор нас с Надеждой Николаевной связывает большая дружба.

Хирург Гончарова поддержала наш разговор: “Вы не представляете, какое это счастье — встретить на своем пути такого учителя, доктора и человека, как Федор Александрович Гергенредер. Всем, что знаю, умею и имею, я обязана ему”.

Да, учеников у доктора Гергенредера много. Трудятся они и у нас, в Хакасии, и в различных уголках России. Вот что писала Эльзе Федоровне из Краснодара бывший хирург Абаканской городской больницы М.Ф. Князева: “Самой яркой звездой для нас был Александр Федорович. Никто так не повлиял на мое становление — и хирурга, и человека, как он. Его высокий профессионализм, ум, прекрасная память, аккуратность, педантизм и, конечно же, красота внешняя — все было достойно подражания”.

И люди, которых лечил Федор Александрович, тоже помнят о нем. В 1967 году шестилетней Танюше Соловьевой он сделал уникальную операцию. Девочку долго выхаживали. А при выписке, обнимая ее, он сказал: “Молодец, Танечка! Ты вела себя очень хорошо!” — и подарил шоколадку. Мелочь, казалось бы, но давно уже взрослая Татьяна до сих пор хранит память о добром докторе и его подарке.

Заслуживает самых теплых слов и его дочь Эльза Федоровна. Всю жизнь она посвятила лечению наиболее трудных — онкологических — больных. Эта работа, как никакая другая, требует от врача знаний, мужества, терпения и главное — умения вселить в человека надежду на жизнь.

Наши онкологи трудились в крайне тяжелых условиях. У них не было даже своего корпуса. Поликлиника ютилась в маленьком одноэтажном здании, что за магазином “1000 мелочей”. На прием к специалистам приходило очень много больных. Теснота. Ждали стоя. Вот и к Эльзе Федоровне в день приема записалось почти 80 человек.

Познакомилась я с Раисой Владимировной Алянчиковой, Анатолием Андреевичем Зайфертом, супругами Антониной Васильевной и Александром Николаевичем Плехановыми. Все они с большим теплом и глубоким уважением говорили о высоком профессионализме, мудрости и доброте Эльзы Федоровны. Это подтверждали и записи пациентов в книге отзывов: “Приходя сюда, ощущая дрожь в коленках, плача и волнуясь, мы отдаем в ваши руки свою судьбу, мы верим вам…”, “Мне было очень тяжело в первые часы после операции. Когда начала приходить в себя, увидела лица докторов и даже потрогала руку Эльзы Федоровны. Убедившись, что это она, я уснула со спокойной душой…”

Вместе с Эльзой Федоровной больные благодарили Ю.Г. Полежаева, В.Д. Тимофеева, Г.Н. Стрижакова, других докторов, а также весь медицинский персонал.

Полвека стояла Эльза Федоровна за операционным столом. “Скромная труженица…Пчелка…Учитель наш”, — говорили о ней с любовью коллеги. А отзыв заместителя главного врача республиканской больницы, в то время Галины Петровны Артеменко: “Это люди с великим призванием”, — на мой взгляд, можно считать итогом нашего сегодняшнего рассказа о Гергенредерах. И закончить его мне хотелось бы стихами, которые посвятили благодарные пациенты Эльзе Федоровне и ее коллегам:

Я об одном

Всевышнего молю:

Храни людей,

которых я люблю!

Не обездоль!

И не состарь их лица!

Пусть я уеду

в дальнюю столицу,

Забуду зло,

запомню доброту,

Осуществлю

прекрасную мечту.

Но ведь никто из них

не повторится!

Как возвращу я им

добро сторицей?

Храни, Господь, людей,

которых чту!

Галина ИВАНОВА

Абакан

P.S. Наша встреча с Эльзой Федоровной состоялась 15 лет назад. Сегодня ее и Федора Александровича уже нет рядом с нами. Светлая им память.

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.