Ваш военный корреспондент. Рассказы ветеранов Великой Отечественной

19 марта 2015 г. в 17:08

Фото из открытых источников

Категория: Общество

Публикуемый сегодня рассказ ветерана Великой Отечественной войны Романа КАНЗЫЧАКОВА записан краеведами музея Большесейской школы Таштыпского района. Роман Игнатьевич участвовал в самых значимых боях Второй мировой, став настоящим героем этих огненных лет. Вечная ему память.

Я родился 1 октября 1913 года в аале Верхние Сиры в крестьянской семье, рано остался без родителей, воспитывался у родственников. Неполное среднее образование получил в Таштыпской средней школе в 1928 году. В 1937-м окончил совпартшколу в Абакане. До войны работал в колхозе — сначала рабочим, затем заведующим коневодческой фермой. С июня 1940 года я начал действительную службу в городе Выборг Ленинградской области в 495-м гаубичном артиллерийском полку 123-й ордена Ленина стрелковой дивизии Ленинградского военного округа. Война началась, когда мы проходили курс младших командиров. Нас сразу же выдвинули на передовую. На третий день войны мне присвоили звание сержанта и назначили командиром отделения разведки.
Враг рвался к Ленинграду, и к осени город оказался в блокаде. Было очень тяжело, не хватало продовольствия. Однако мы знали, что немецкому солдату никогда не быть в городе на Неве. Бывало так, что фашисты устанавливали на переднем крае своих позиций громкоговоритель и начинали агитацию: «Что вы там сидите голодные, переходите на нашу сторону». Начинали на наших глазах кормить своих солдат. Командир нашей батареи старший лейтенант Сбродов давал команду орудийному расчёту: «Прямой наводкой — по кухне!» Глядишь, после этого несколько солдат лежат на снегу, кухня разбита. Так было несколько раз, потом они стали бояться выходить открыто.
С июня 1941-го по апрель 1942 года я был командиром разведки. Мы занимали активную оборону, в окопах, по пояс в воде отражали атаки противника, ходили в разведку. Иногда ночью в белых халатах со снайперскими винтовками проберёмся поближе к финским траншеям, закопаемся в снег, целый день наблюдаем за финнами. Как только появляется солдат, мы его укладываем метким выстрелом. На моём счёту 11 убитых (нас тогда звали охотниками за белофиннами). Здесь я был до апреля 1942 года, затем командованием части был направлен на учёбу во 2-е Киевское артиллерийское училище, которое находилось тогда в Саратове.
После ускоренных курсов мне было присвоено звание лейтенанта и дано направление под Сталинград на Донской фронт, где я сначала был заместителем командира, а затем командиром батареи. Это было великое сражение, которое стало переломным в ходе Великой Отечественной. Там я стал участником знаменитой артподготовки. Два с половиной часа «долбили» немецкую оборону орудия разных калибров и знаменитые «катюши». Когда наши пошли в наступление, я видел, как немецкие солдаты выходили с поднятыми руками, словно пьяные... А какая была радость, когда войска Донского фронта соединились с войсками Сталинградского, наступающими с юга. Солдаты обнимались, поздравляли друг друга с победой в битве на Волге. 2 февраля 1943 года фашистская группировка под Сталинградом была полностью уничтожена.
После разгрома фашистов под Сталинградом нашей части выпала честь сражаться на Курско-Орловской дуге. Были сильные бои, но уже чувствовалось, что инициатива на стороне советских войск. В воздухе господствовала наша авиация. Мы часто наблюдали, как охваченные чёрным дымом немецкие самолёты падали на землю. Разгром фашистов под Курском заставил их перейти к обороне. Они считали, что советские войска не смогут перейти Днепр. Однако и здесь их планы провалились.
Я никогда не забуду те октябрьские дни 1943-го. Тогда по приказу командования дивизии был переправлен через Днепр ниже города Кременчуг один батальон нашей дивизии для создания плацдарма на правом берегу. Сразу за батальоном — ночью, под пулемётным обстрелом — переправили мою батарею для поддержания артиллерийским огнём наступление пехоты.
Немцы занимали выгодное положение на высоте, а мы внизу, в лесочке, — трудно было вести прицельный огонь. Наши бойцы дрались с противником героически, дело доходило до рукопашных схваток. Правда, плацдарм тогда мы расширить не сумели, по приказу командования были вынуждены отступить, чтобы опять вернуться. Много боевых друзей недосчитались. Здесь же, при форсировании Днепра, я встретил земляка Аёшина. Какая это была радость — поговорить с ним на родном хакасском языке. В боях за Украину он был тяжело ранен, отправлен в госпиталь. Больше я его не видел и после войны не нашёл.

Из наградного листа старшего лейтенанта Канзычакова Романа Игнатьевича, командира 2-й батареи 1-го дивизиона 684-го артиллерийского полка 233-й Кременчугской стрелковой дивизии: «Тов. Канзычаков, командуя батареей, находился всегда в боевых порядках пехоты, сопровождая пехоту огнём и колёсами, уничтожая прямой наводкой огневые точки врага. На правом берегу Днепра в бою в районе Успенское с 14 по 18 октября батарея под командованием т. Канзычакова, находясь на открытой огневой позиции, уничтожила 8 станковых пулемётов, два миномёта, одну 75-мм пушку и подавила огонь миномётной батареи. В боях в районе Николаевка-Лозоватка батарея т. Канзычакова разбила прямой наводкой 2 станковых пулемёта и один ДЗОТ. 25 октября 1943 г. т. Канзычаков лично подбил и сжёг самоходную пушку «Фердинанд». Достоин награждения орденом Красной Звезды.».

На Украине я участвовал в освобождении Харькова, Полтавы, Белгорода, Кременчуга, Звенигородки, Знаменки. Сколько примеров мужества показывали наши бойцы и командиры! Вспоминаю, как во время одного из боёв за Украину ко мне на КП звонит командир первой батареи Александр Кобаидзе и говорит: «Пуля попала мне в грудь и вышла в спину…» И он продолжал управлять огнём, пока сам командир дивизиона не отправил его в санбат.
После освобождения Украины у нас была небольшая передышка, солдаты отдыхали, мы принимали пополнение из жителей освобождённых территорий. Если за Украину бои были очень тяжёлыми, то в Молдавии наше наступление стало столь стремительным, что фашисты не успевали укрепиться на очередных рубежах. Дальше была Румыния — Бухарест, после Румынии — Югославия, освобождение её столицы Белграда. Затем Венгрия, взятие Будапешта.
За Будапештом немцы оказали большое сопротивление. Особенно запомнились сражения у озера Балатон. В одном бою, когда наша пехота отступила, с позиций снялись первая и третья батареи нашего дивизиона. Мы тоже собирались отступить, но подъехал командир дивизиона Аборзумян и приказал: «Ни шагу назад! Стоять насмерть!» Оказывается, он заметил движение танков из леса в нашу сторону. В направлении батареи двинулось семь или восемь танков. Бой был тяжёлый, мы подпускали танки метров на триста и били по ним, но и нам досталось. Из четырёх пушек батареи было разбито три, подожжена автомашина. И когда наводчик последней гаубицы Никаноров был тяжело ранен, я сам встал к орудию и прямой наводкой целил по танкам. Не знаю, чем бы закончилось это сражение, но на помощь подоспели наши танки и самоходные артиллерийские установки.

Из наградного листа капитана Канзычакова Романа Игнатьевича: «27.01.45 в боях за населённый пункт Шар-Егреш, находясь на НП в боевых порядках пехоты, корректируя огонь батареи, рядом мощных огневых налётов уничтожил 2 станковых пулемёта, НП и подавил огонь миномётной батареи, чем обеспечил выполнение поставленной задачи общевойсковому командиру по овладению н/п Шар-Егреш. 10.02.45, находясь с батареей на прямой наводке в боевых порядках пехоты во время танковой атаки, капитан Канзычаков, умело управляя огнём батареи, отразил вражескую атаку, причём батарея огнём своих орудий подожгла 2 и подбила 1 вражеский танк. 12.02.45 в боях в районе Янош во время крупной танковой атаки противника батарея под командованием капитана Канзычакова в упор расстреливала наседающих на батарею гитлеровцев и группу тяжёлых танков, в результате чего батарея во время боя подбила один тяжёлый танк типа «Тигр», уничтожила до 50 немецких солдат и офицеров. Только за последнее время батарея под командованием Канзычакова сожгла 2 и подбила 2 немецких танка. Достоин награждения орденом Отечественной войны 1 степени.
16 февраля 1945 г.
Заключение вышестоящих начальников: достоин награждения орденом «Александр Невский».

После этого сражения на Балатоне мы особого сопротивления не чувствовали. Пересекли границу Австрии. 9 мая 1945 года Победу над фашизмом встречали недалеко от столицы Австрии — Вены, где и находились ещё почти год. Демобилизовался я в апреле 1946-го.

* * *

Уже после того, как в мае 1985 года Романа Канзычакова не стало, с Украины пришли письма от его однополчан. Из письма Ивана Рябухина: «Незадолго до форсирования Днепра ко мне в подчинение пришёл Р.И. Канзычаков на должность командира взвода управления. Я командовал батареей. Всю тяжесть борьбы за плацдарм мы несли с ним вместе. Через несколько месяцев он был назначен командиром второй батареи. Был он смелый, даже рискованно смелый порой. Как комбат проявил себя отменно. В моей памяти он остался всегда шустрый, импульсивный, сметливый и скорый на достижение поставленной цели». А вот что пишет Захар Лавренюк, с 1943 года воевавший под командованием Канзычакова: «Наверное, дети и внуки интересуются, какой был их отец и дедушка, то я могу сказать, что он был большим патриотом своей Родины, стойким и отважным командиром, мастером прямой наводки орудий на немецкие танки и заботливым в отношении людей».

Большая Сея, Таштыпский район

Оставить комментарий

Тема дня

Святая водичка, помоги!

Крещение Господне — христианский праздник, установленный в честь события евангельской истории — крещения Иисуса Христа в реке Иордан Иоанном Крестителем.