Миссионер Иван Штыгашев

10 ноября 2015 г. в 19:37

Фото из открытых источников

Категория: Общество

13 ноября исполнится 100 лет со дня смерти первого шорского писателя, просветителя, переводчика, учителя и священника Ивана Штыгашева. В преддверии этой даты уже прошли различные мероприятия, но главные события развернутся в следующем году. 2016-й объявлен в Хакасии Годом Штыгашева.

Иван Матвеевич родился в 1861 году. Жизнь его бросала по разным местам, но так уж сложилось, что умер он там же, где и родился — в селе Матур. Сейчас это Таштыпский район в Республике Хакасия, а тогда, в 1861-м,
аал Матур располагался в Кондомо-Карачерской волости Кузнецкого округа Томской губернии. Место, сами понимаете, глухое, таёжное, не тронутое цивилизацией. Занимайся себе земледелием, разводи скот, рожай детей... Семья Штыгашевых, в принципе, так и делала. Но ещё и тянулась к знаниям, что у многих вызывало вопросы. Матурские жители в то время были «самого тёмного рассудка, чистые дикари». «Про книжное учение наши старики получили понятие очень недавно и то благодаря благому почину моего отца, отправившего старшего моего брата Сампсона в школу. Хотя они не презирали учения, но тем не менее опасались его в отношении своей религии; «Русскими хотят быть; отеческую веру оставляют, из-за них Ульгень и на нас наложит свой гнев», говорил народ про моего отца». Ульгень — это «верховное, самое чистейшее божество, живущее вверху, в воздушном пространстве». Однако отец его оказался выше всех этих предрассудков, не побоявшись вступить в разногласие с шаманами, которым «очень хорошо было известно, что книжное ученье может нанести большой вред их священнодействию», — напишет он в книге «Поступление в училище и продолжение учения шорца (алтайца) Ивана Матвеевича Штыгашева».
Тяга к знаниям Ивана Штыгашева была настолько сильной, что в 1877 году он поступил в школу села Кузедей. А это, между прочим, в 300 верстах от родных мест. И преодолеть столь немалое расстояние пришлось верхом на лошади. В полной неизвестности, что тебя ждёт дальше.
А ждало обучение, начавшееся 1 октября. «Трудно было мне на первых порах соперничать со школьниками, которые казались мне совсем учёными... — пишет он. — Для оправдания своего стремления к учению мне следовало приложить много старания, и я даже не выходил из училища с раннего утра до позднего вечера... Таким образом, пленяясь всё более и более школьным учением и изучением русского языка, я и не заметил, как прошло первое полугодие».

Так наступил 1878 год. Чем он запомнился Ивану? Сменой места учёбы. Его продвинутые одноклассники рвались в Алтайское миссионерское улалинское центральное училище. Но до села Улала (ныне Горно-Алтайск) ещё нужно было добраться. Доставить до места жадного до знаний юношу согласился кузедеевский миссионер Василий Вербицкий. «О. Василий с низким поклоном просил о. архимандрита принять меня в число пансионеров Улалинского училища. Боголюбивый пастырь, и раньше никому из инородцев не отказывавший, причислил и меня к своим питомцам, — делится воспоминаниями о тех годах Иван Матвеевич. — Училище состояло из трёх отделений. Так как я приехал из Кузнецкого округа, то воспитанники улалинского училища прозвали меня Иваном Кузнецким. Вот что странно и немного обидно для моих соплеменников: в Кузнецке звали меня Иваном Сагайским, в Улале — Иваном Кузнецким, а теперь, в Казани, меня зовут Ив. Алтайцем, и хоть бы раз кто назвал меня где-нибудь Иваном Шорцем!..»
В делах учебных Иван Штыгашев так преуспевал, что ему доверяли обучать азбуке учащихся 1-го отделения училища. Закончилось всё тем, что отправили учиться в Казанскую учительскую семинарию. А так как он знал сагайское наречие, его буквально заставили, как он пишет, перевести «священную историю Ветхого Завета с алтайского языка на сагайский…» Сделает он перевод «Истории Ветхого и Нового Завета» и с алтайского наречия на шорский. На этом его переводческая деятельность не закончится, а, наоборот, приобретёт более широкий размах. Книга «Указание пути в Царствие небесное», переведённая с русского языка на шорское наречие, будет издана в Казани. Примет он активное участие и в издании церковной литературы на алтайском языке. Помимо всего прочего возьмётся за составление «Шорского букваря для инородцев восточной половины Кузнецкого округа», приложит руку и к выходу в свет «Словаря алтайского и аладагского наречий тюркского языка».
Та самая книга «Поступление в училище и продолжение учения шорца (алтайца) Ивана Матвеевича Штыгашева», написанная на русском языке, станет первым литературным произведением шорского народа. Чуть позже появятся «Записки о путешествии в Киев, Москву и её окрестности». Это он поделится впечатлениями от поездки по святым местам православной Церкви.
По мнению специалистов, Штыгашев таким образом объединил собой родственные этносы — алтайцев, хакасов и шорцев, разделённых в 1920 — 1930-е годы прошлого века помимо их воли и желания на три разных народа.
Как пишет публицист, член Союза писателей России Любовь Чульжанова, имя И.М. Штыгашева замалчивалось в годы советской власти. Из небытия его творчество было возвращено алтайским писателем Бронтоем Бедюровым, который высоко ценит работы Ивана Штыгашева, его подвижническую жизнь просветителя и считает, что Иван Матвеевич принадлежит трём братским народам: шорцам (по отцу-шорцу из рода Кара-Шор), хакасам (по матери, которая была из сагаев) и алтайцам (по мироощущению, подписывался «житель Алтая, шорец, И.М. Штыгашев»).
Кстати, именно начальник Алтайской духовной миссии Макарий выделил деньги на открытие миссионерской школы в Матуре, что позволило вернуться Ивану Матвеевичу в родные края и обучать детей грамоте, арифметике, Закону Божьему на русском и шорском языках. С его лёгкой руки в Матуре появятся и новая школа, и новая церковь. Однако приезд на родину не затянется надолго. В 1889 году его переведут диаконом в Кондомский стан миссии, а уже через год он станет священником Кондомской Богоявленской церкви.

За восемь лет деятельности на посту священника отец Иоанн, как говорят специалисты, обратил из языческой веры в православную 890 человек. Проявленное усердие его не осталось без внимания. В 1899 году он был высочайше награждён орденом Святой Анны третьей степени. В 1902 году его вновь награждают скуфьею, а в 1904-м он получил благословение Святейшего Синода с вручением ставленой грамоты.
Возвращение в Матурский стан состоялось в 1905 году. Причём по его личной просьбе. Вместе с ним в его родные места приедут жена Пелагея Петровна и шестеро детей: Михаил, Пётр, Таисья, Валентина, Антонида и Зоя.
Последующие годы жизни Ивана Штыгашева будут ассоциироваться со строительством новой церкви. Причём сначала было запланировано перенести старую церковь на более сухое место, но от этой идеи решили отказаться — взявшись за возведение новой. Заложена она была в начале июня 1908 года. И, по словам очевидцев, имела церковь «хороший вид и приличные размеры». «Длина с папертью 30 аршин, ширина в самом храме 12 аршин, пристройка 6 — 8 аршин, алтарь полукруглый в диаметре 7 аршин, окна без малого 3 аршина с полуциркульными верхами, вышина с осьмириком 40 рядов, колокольня 23 аршина, осьмирик в диаметре 6 аршин, с 4 окнами в 1 1/2 аршины. Осьмирик и колокольня крыты железом и выкрашены зелёной краской. Алтарь осьмирик и пристройка внутри подшиты тесом». Однако построить одним махом здание не получилось. Строили, как это и водится, всем миром, и только 24 июня 1913 года Алтайская духовная миссия в лице преосвященного Мефодия — епископа Томского и Алтайского освятила матурскую Иверскую женскую обитель и церковь при ней.
Церковь, конечно же, не дожила до сегодняшних дней. Непростые 1930-е годы внесли коррективы в религиозный вопрос по всей стране. Но надо сказать, что атеистическое прошлое не наложило табу на сознание местных жителей. В нынешнем году матурские предприниматели взяли на себя благородную миссию — возведение в селе часовни, которая, безусловно, станет подарком к 155-летию Ивана Матвеевича.

Память о нём бережно хранится не только в нашей республике, но и в Кемеровской области. В конце сентября там прошёл межрегиональный форум, посвящённый памяти первого шорского (алтайского) писателя и священника Ивана Матвеевича Штыгашева. Его организаторами выступили Новокузнецкая епархия, администрация Таштагольского района, общественная организация «Шория» и Центр языков и культур народов Сибири Новокузнецкого филиала Кемеровского госуниверситета. Второй такой форум пройдёт на родине первого шорского писателя и священника. В нашей республике уже создан организационный комитет под председательством главы Хакасии Виктора Зимина. Ряд мероприятий уже прошёл на территории республики. Продолжение запланировано на 2016 год, и в том, что всё состоится в положенный день и час, сомнений нет.

P.S. 13 ноября в селе Матур Таштыпского района пройдёт вечер памяти, посвящённый 100-летию со дня смерти Ивана Матвеевича Штыгашева. Начало в 13 часов.

* * *

Из небытия творчество Штыгашева было возвращено алтайским писателем Бронтоем Бедюровым, который высоко ценит работы Ивана Штыгашева, его подвижническую жизнь просветителя и считает, что Иван Матвеевич принадлежит трём братским народам: шорцам (по отцу-шорцу из рода Кара-Шор), хакасам (по матери, которая была из сагаев) и алтайцам (по мироощущению).

Саша ЛЬЕ

Материалы по теме

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.