Венедикт — «хорошо говорящий»

27 марта 2017 г. в 17:05

Фото из архива Александра Колбасова

Категория: Общество

Имя это произошло от латинских слов «bene» (хорошо) и «dikt» (говорю). И кто знает, может, оно и призвало Венедикта Григорьевича Карпова к филологическим наукам.

Причём Венедикт Григорьевич, оказалось, лучше говорит на хакасском, нежели на родном, русском, языке. В этом я ещё в начале 1970 годов убедился, когда был студентом Абаканского педагогического института. Помню, на одном из занятий по сопоставительной грамматике русского и хакасского языков речь зашла о произношении звука «х».
— В русском языке этот звук более переднеязычный, — сказал Венедикт Григорьевич, — а в хакасском — более заднеязычный, причём употребляется он лишь в словах с твёрдыми гласными: «харах», «хамах», «хам»(1). А в словах с мягкими гласными всегда употребляется звук «к»: «кизек», «кил», «ките»(2)... Потому хакасы старшего поколения в русских словах с мягкими гласными говорят: «кимия», «китрый». А вот, например, как говорят то же слово «хам», но в ином значении — грубый человек, — и произнёс звук «х».
Я, хоть и внимательно слушал, как и все присутствовавшие на занятии, не уловил никакой разницы в произношении звука в русском и хакасском вариантах этого слова. Потом, после перерыва, Венедикт Григорьевич, смущённо почёсывая свою лысину, признался:
— Оказывается, я звук «х» в обоих случаях произнёс точно, только по-хакасски, а в русском языке он звучит иначе, — и произнёс так, как нужно, и разницу в произношении заметила уже вся группа.
Думаю, приведённый пример весьма красноречиво свидетельствует о том, что хакасский язык стал для нашего учителя по-настоящему родным. Постигать премудрости его он начал в детстве — после переезда семьи из Имека в хакасский аал Чиланы.
— Наша мама первое время не пускала нас даже за порог, — вспоминает Венедикт Григорьевич, — но разве удержишь детей дома! А за оградой, заглядывая к нам через забор, стоят хакасские ребятишки, машут руками и говорят: «Киль, киль». Сообразил, что зовут меня, и это слово стало первым, которое я понял.
Уже через два месяца Пинька (так звали его одноаальцы) стал переводчиком для всей семьи. В общении с друзьями он успешно осваивал разговорный язык. К изучению же литературного хакасского языка приступил в начальных классах у Екатерины Виссарионовны Сагалаковой. Благодарный ученик по сей день хранит в семейном альбоме её фотографию. Каждый ли из нас так бережёт память о своём первом наставнике?
С третьего класса его учил Михаил Андреевич Узназаков, а с пятого — уже почти все педагоги школы.
— Твой отец тоже учил меня, — напомнил Венедикт Григорьевич. — Преподавал историю, географию...
— И военное дело.
Лишь год мой отец учил Венедикта Карпова — в шестом классе, в 1940 — 1941 учебном году. Летом сорок первого он ушёл на фронт. Но я помню, что отец рассказывал о том «школьном» периоде жизни.
— Со мной вместе жили мои младшие — Терентий с Агрушей. Как-то раз пустил я мальчишек на кросс на самодельных лыжах (откуда тогда взяться фабричным!), — говорил он. — Ну, думаю, Терентий прибежит первым: всё-таки он давно на лыжах, даже на охоту ходил. Ученики сделали круг по лыжне, а впереди всех — Вениамин!
Так отец называл Венедикта Карпова, который спустя четверть века примет у своего учителя... государственные экзамены.
Он, учитель-практик, фронтовик, первым из заочников, с которыми жил в одной комнате в общежитии педагогического института, сдал экзамены и на радостях пригласил Николая Георгиевича Доможакова и Венедикта Григорьевича Карпова отметить получение диплома. Те не стали отказываться.
— Мужики, сейчас сюда придут члены госкомиссии, — обратился он к соседям по комнате. — Это вам же на пользу будет.
Те мигом сообразили нехитрый холостяцкий стол. Учёные пришли, и отец, обращаясь к Карпову, сказал:
— Проходи к столу, учитель...
— Ты мой учитель, — возразил Карпов, а соседи аж окаменели.
Тогда Венедикт Григорьевич и рассказал о том, что отец учил его в Чиланах. А Николай Георгиевич сказал, что они с отцом — друзья. Встрепенулись соседи:
— Что Шулбаеву-то экзамен не сдавать! Председатель госкомиссии — друг, член этой комиссии — ученик... (Но я в скобках смею заверить: знания у моего отца были крепкие.)
Ну а отцовские воспоминания о лыжном забеге в Чиланах, о детской победе его ученика я не случайно привёл. Увлечённость спортом осталась с Венедиктом Григорьевичем на всю жизнь. Гимнастика, волейбол и... вождение мотоцикла. Даже права получил, будучи студентом. А когда 20 лет тому назад я впервые решился написать о нём, мой учитель готовился идти в... спортзал! 70 лет и волейбол — уму непостижимо! Наверное, и сейчас он по утрам делает физзарядку.
А главное, Венедикт Григорьевич Карпов, доктор филологических наук, профессор ХГУ, учёный-тюрколог с мировым именем, кавалер ордена Дружбы, лауреат премии имени Н.Ф. Катанова, до сих пор в строю. Ведёт занятия со студентами. Здоровья и добра вам, учитель! Мои поздравления и вашей супруге Валентине Александровне Савченко, кандидату филологических наук, профессору ХГУ. У неё нынче тоже юбилей.

________________________

(1) глаз, лоб, шаман
(2) кусок, иди, следи

 

Олег ШУЛБАЕВ, ученик В.Г. Карпова, член Союза писателей России, Абакан

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.