Проект «Исламское государство» близок к исчезновению

12 июля 2017 г. в 09:07

Фото из открытых источников

Категория: В мире

Лидер ИГИЛ*, «халиф» аль-Багдади, судя по всему, мертв – этому появляется все больше подтверждений. На фоне взятия Мосула и приближающегося падения Ракки это позволяет говорить о скором окончании истории созданного Багдади «Исламского государства*». Чей это был проект, как он возник и каково будет его продолжение?

В конце этого месяца Абу Бакру аль-Багдади (в довоенной жизни Ибрагиму аль-Бадру) исполнилось бы 46 лет. Но он прожил всего 45 – уроженец иракской Самарры погиб 28 мая под сирийской Раккой после удара российских ВКС. О его вероятной гибели российские военные впервые объявили еще 16 июня. За прошедшие четыре недели поступало немало подтверждений гибели «халифа», но только во вторник появились сообщения о том, что смерть лидера признало руководство ИГ*.

 «Для уничтожения существовавшего на территории Сирии и Ирака «халифата» потребовалось три года и привлечение сильнейших в мире армий»

Иракский телеканал «Ас-Сумария» сообщил, что руководство ИГ опубликовало заявление, в котором признало, что аль-Багдади погиб, а на его место в скором времени будет назначен преемник. В заявлении не было никаких подробностей гибели аль-Багдади. Имя преемника при этом не имеет значения – покойный был не просто символом ИГ, он был тем, кто взял на себя смелость провозгласить себя халифом, то есть верховным светским и религиозным главой для всех мусульман мира. Новый «халиф» просто так появиться не может. А значит, преемник аль-Багдади будет называться эмиром, что не идет ни в какое сравнение с титулом покойного.

Да и где будет править новый лидер ИГ? Столица ИГ – сирийская Ракка – еле стоит под ударами штурмующих ее отрядов, а крупнейший контролируемый ими город – иракский Мосул – в эти дни фактически окончательно пал. В понедельник премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади заявил о «великой победе» и полном освобождении Мосула.

Три года назад, 5 июля 2014-го, именно в мосульской мечети Ибрагим аль-Бадр лично объявил правоверным о провозглашении халифата. Тогда, летом 2014-го, «халифат», появившийся как будто бы ниоткуда, контролировал огромные территории в Ираке и Сирии, на его землях жили до 10 миллионов человек. ИГ провозгласили главным «врагом человечества» все основные страны мира, против него воевала коалиция из 60 стран мира во главе с США, а Россия вместе с Ираном помогала противостоять «халифату» на территории Сирии. И вот спустя три года, с падением Мосула и гибелью Багдади, «халифат» исчезает, растворяется в воздухе.

Что же все это было?

Это были последствия вторжения США в Ирак и Афганистан в начале века. Оккупация Ирака не имела под собой никаких юридических, моральных или политических оснований. Все понимали, что Вашингтон просто хочет установить полный контроль над одной из ключевых стран Ближнего Востока, в которой правил независимый от него режим, к тому же имевший еще и панарабские амбиции.

После оккупации США отчасти сознательно, отчасти из-за непонимания ситуации, по сути, уничтожили центральную власть в Ираке. Они не слышали предупреждений о том, что развал Ирака приведет к развалу всего ближневосточного «карточного домика», того искусственного территориального деления, которое было создано на руинах Османской империи после Первой мировой войны Англией и Францией.

Уже неважно, хотели ли США управляемого хаоса на Ближнем Востоке или просто действовали методом проб и ошибок – результат не заставил себя ждать. Открыли ящик Пандоры, выпустили силы хаоса, вызвали к жизни исламское сопротивление и арабское восстание – это можно обзывать как угодно. С 2003 года на территории Ирака развернулись одновременно гражданская война с религиозным, этническим и прочими аспектами – и война с оккупантами, с религиозным же подтекстом.

 США оказались не в силах победить этот хаос. В итоге они предпочли уйти из Ирака, оставив там марионеточную власть и тысячи советников. Но все проблемы и противоречия остались, вся междоусобица и раскол сохранились, как и фактический распад Ирака. После того, как в 2011 году по арабскому миру пронеслась «весна», процесс дальнейшего распространения восстания был делом времени.И действительно, начавшаяся в 2011 году в соседней с Ираком Сирии (а живут-то по обе стороны границы часто одни и те же народы и племена) гражданская война моментально связала два государства. И привела к образованию третьего – провозглашенное еще в середине нулевых в отдельных суннитских районах Ирака «Исламское государство* Ирака» завязывается с «братьями» по ту сторону границы, становясь в 2013-м «Исламским государством Ирака и Леванта» (точнее, Шама – исламское название Сирии и Ливана). А летом 2014-го, после захвата Мосула Багдади (никому толком не известный до этого) провозглашает себя халифом уже всемирного «Исламского халифата». Чей это был проект?

Мы имеем дело с сочетанием сразу нескольких элементов. Еще иракский «халифат» был связан с «Аль-Каидой» – но что такое сама эта организация, «Аль-Каида»? Исламская версия «коммунистического интернационала», сетевая структура, тайный орден, организация мусульманского сопротивления западной экспансии, совместное творение западных спецслужб и «идущих по пути джихада»? В любом случае «халифат» превзошел «Аль-Каиду», а Багдади – бен Ладена. Впервые в новейшей истории и почти столетие спустя после ликвидации последнего халифата у бескомпромиссных исламских бойцов появилась своя территория и свой вождь на ней. Причем с глобальными амбициями – «халифат»-то всемирный.

Так что после провозглашения «халифата» в него буквально «ломанулись» исламисты со всего света – как псы войны, так и романтики, как террористы, так и борцы за исламское счастье и против западной оккупации. «Халифат» стал орудием в руках террористов? Да, хотя это и довольно сильное огрубление – террористические исламистские сети действовали и до образования «халифата», будут действовать они и после его гибели. Но вот что он им действительно дал – так это бесценный опыт ведения боевых действий и огромную рекламную кампанию «джихада против крестоносцев», а значит, и десятки тысяч новых сторонников.

А вот тактика запугивания – страшные массовые казни, снятые на видео и выложенные в интернет – скорее всего, привнесена в ИГ извне. То есть кем-то из приехавших на его территорию исламистов (из Европы, США или бывшего СССР), уж больно циничный и технологичный расчет, выдающий жителя «общества потребления и удовольствий».

«Халифат» был вызовом не столько для США, сколько для самих исламских стран. И не только Ирака и Сирии – но и Саудовской Аравии, Иордании, да и всех арабских стран. А беря шире – для всего исламского мира. Потому что предлагал светлый образ «государства истинного ислама», единого исламского мира, то есть мечты, о которой молятся миллионы мусульман.

Противостояние Западу, то есть агрессорам, пришедшим на исламскую землю, обличение несправедливых правителей исламских стран, отступивших от праведного образа жизни – все это делало халифат привлекательным для определенной категории граждан как в исламском мире, так и за его пределами. Ведь именно в такой «халифат» стремилась московская студентка Варвара Караулова.

Для России «халифат» постепенно стал очень большой проблемой – когда стало понятно, что там воюют тысячи выходцев из нашей страны и постсоветского пространства. И среди них немало тех, кто рассматривал войну в Сирии и Ираке лишь как репетицию к джихаду на территории Средней Азии, Кавказа, России. После того, как осенью 2015-го Россия начала военную операцию в Сирии, большая часть их навсегда останется лежать в древней земле по обеим сторонам Евфрата.

«Халиф Ибрагим» мертв. «Халифат» исчезает – чтобы со временем снова возродиться в том же или другом месте исламского мира. Ведь тот клубок конфликтов, что способствовал его появлению, никуда не исчез.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"

vz.ru

подготовил Виктор Лебедев

Материалы по теме

Оставить комментарий