Её Театр

14 ноября 2017 г. в 10:49

Категория: Культура и спорт

100 лет назад — 9 ноября 1917 года — родилась одна из самых ярких актрис, легенда Хакасского национального драматического театра имени А.М. Топанова, народная артистка РСФСР Клавдия Семёновна Чаркова.

Тот, кому хоть однажды посчастливилось увидеть эту актрису на сцене, не в состоянии её забыть и спустя десятилетия: великолепный тембр голоса, яркие манеры, где отточен каждый жест и каждый взгляд, затягивающее сценическое обаяние. Неуловимое умение удерживать грань перевоплощения, везде и всегда безупречное чувство меры — в этом вся Клавдия Чаркова. И всё это росло в душе актрисы ценой страданий, скрытых от посторонних глаз… Клавдия Семёновна сыграла много разных ролей — принцесс и цариц, тружениц и матерей, купчих и куртизанок. Но сколь ни была бы восхитительна, женственна её героиня, актриса отстаивала первенство души перед телом. И не восхищения она ждала от зрителей, каким бы искренним оно ни было, а понимания и сочувствия.
В юности Клавдия не мечтала о театре. После окончания школы она поступила в Ачинский торговый техникум. Но однажды, приехав на каникулы к родственникам в Абакан, девушка впервые оказалась в Хакасском театре и увидела Екатерину Начинову в фееричной комедии «Хозяйка гостиницы». Мастерство, виртуозная игра, красота, звонкий голос талантливой актрисы разожгли искорку огромного впоследствии творческого пламени Клавдии. И в 1939-м, в числе первых посланцев Хакасии, Чаркова переступила порог Ленинградского театрального института имени А.Н. Островского. Так ребята из разных районов Хакасской автономной области — Фёдор и Проня Шурышевы, Константин и Пантелеймон Коковы, Семён Нарылков, Аркадий Кучендаев, Василий Толстухин, Дмитрий Янгулов, Фёдор Райков, Дмитрий Доможаков, Алексей Барахтаев, Григорий Борчиков, Самсон Миткижеков и девушки — Елена Николаевна Килижекова, Елена Петровна Килижекова, Валентина Килижекова, Анастасия Тодикова, Фаина Щетинина, Анна Кокашкина, Анна Тодышева, Анна Заболотникова, Тамара Баинова — впервые увидели культурный центр страны, город трёх революций — Ленинград.
Самые яркие студенческие впечатления юная Клавдия Чаркова вписывала в свой дневник… «1939 год. Просматривали мой диалог из «Шутников». Не могу избавиться от скованности на площадке. Знаю, что Верочка должна быть совсем не такой. Ян Борисович расспрашивает меня: видела ли я «Кармен», я понимаю его, он хочет сказать, что Вера — противоположность ей. Но у меня это не выходит. Но должно выйти!».
«10.IX. Всеволод Вячеславович сегодня говорил о тексте и подтексте. Разбирали этюд Шурышева и Тодиковой. Много узнали о «Ревизоре». «06.XI. Все этюды, которые мы делали на русском, показывали часть на хакасском языке, надо играть так, чтобы слепой мог слышать и видеть, глухой видеть и понимать». «11.XI. 1 аудитория. Занимались с Екатериной Михайловной, написали на листочке каждый по фразе, эти листочки клали на стол, брали листочки и на попавшуюся фразу делали этюд. Мне с Баиновой попали слова «Муха» и «Товарищ». «22. XI. Екатерина Михайловна, Всеволод Вячеславович и Ян Борисович провели занятия по этике, говорили, что нам работать вместе десятки лет и потому мы должны понимать и уважать друг друга»...

Последняя запись в дневнике Чарковой от 14 июня 1941 года: «Большое впечатление осталось от двух просмотренных спектаклей: «Светит, да не греет» Островского и «Забавный случай» Гольдони. Я сидела в первом ряду, перед самым носом исполнителей. Была в восторге!» Но недолго пришлось слушать вдохновенные лекции Я.Б. Фрида, С.С. Мокульского и Р.Д. Раугула — началась война. Девушки студии, в том числе и Клавдия, остались в блокадном Ленинграде, спасали памятники искусства, обезвреживали зажигательные бомбы, а парни добровольцами ушли на фронт...
Свой творческий путь в Хакасском национальном театре Клавдия Семёновна начала с роли Ульяны Громовой по пьесе А. Топанова «Краснодонцы». В театре тех лет военная тема занимала ведущее место, и самостоятельно составленная актрисой программа из произведений О. Берггольц, К. Симонова,
В. Катаева, К. Паустовского пользовалась огромной популярностью. Режиссёр нашего театра Иван Самохвалов в книге «Записки режиссёра» писал: «Клавдия Семёновна Кильчичакова (Чаркова) мне напоминает гордость национального театра — Екатерину Павловну Начинову. Те же роли, тот же широкий творческий диапазон, та же обаятельность на сцене, огромное трудолюбие и упорство в работе. Я помню день, когда Клавдия Семёновна впервые пришла в наш театр. Это было в 1942 году, вскоре после её эвакуации из Ленинграда… Кильчичаковой (Чарковой) так и не удалось окончить институт, но она восполняет недостаток теоретических знаний большим практическим опытом. Ведь ей долго пришлось работать бок о бок с Начиновой, играть в одних спектаклях, учиться мастерству у этой великолепной актрисы.

Десятки самых разноплановых ролей сыграла Клавдия Семёновна за время работы в театре. Я ограничусь только кратким упоминанием о её последних ролях — Васантасены в спектакле «Белый лотос» и Леночки «В поисках радости». Эти роли ничего общего между собой не имеют. Более того, героини по характеру настолько различны, что трудно было поверить в возможность актрисы справиться с образами, требующими противоположных внешних и внутренних данных. Однако Клавдия Семёновна ещё раз доказала, что в её лице театр имеет талантливую актрису, способную находить в своей творческой палитре краски самых различных тонов. Глубоко страдающая баядера Васантасена, смело защищающая своё право на человеческое достоинство и любовь, женщина, разрушающая кастовые устои, бросающая вызов ханжеской религии, — таков романтический образ индийской девушки, созданный Кильчичаковой в «Белом лотосе». А спустя несколько месяцев после выпуска этого спектакля мы горячо аплодировали её мастерству в роли Леночки в спектакле «В поисках радости». Типичная стяжательница и мещанка, живущая в ограниченном и душном мире вещей и ложных представлений о счастье, женщина, презирающая общественное призвание, любовь которой пошла и оскорбительна, — такова Леночка Кильчичаковой (Чарковой)».
О театре и работе она могла говорить бесконечно, а с ещё большим жаром бралась за новые роли, снова и снова репетируя одну и ту же сцену, добиваясь кристальной честности каждого жеста и слова. Чаркова была удивительно требовательным и в то же время чутким партнёром.
Режиссёр, заслуженный деятель искусства Республики Хакасия Эльза Кокова: «Работа над ролью у неё превращалась в настоящее исследование, в доскональный разбор движущих сил поступков того или иного человеческого характера. Актрису привлекали люди тонкого душевного склада. Благодаря Клавдии Семёновне на сцене нашего театра родились такие образы, как Баян Слу («Поэма о любви») Г. Мусрепова, Анна («Акун») М. Кокова, Хызирке («Всходы») и Ката («Медвежий лог») М. Кильчичакова, Толгонай («Материнское поле») Ч. Айтматова, Эмилия («Отелло») В. Шекспира.
Героини Клавдии Семёновны полны любви, доверия к людям и порой беспомощны при первой встрече со злом, но от события к событию они набираются опыта и сил. И, наконец, в какой-то момент жизни оказываются настоящими борцами, сохраняя при этом душевную мягкость. Тема человечности, гордости за человека стала главной в творчестве народной артистки России Клавдии Семёновны Чарковой».

Вся жизнь Клавдии Чарковой связана с Хакасским национальным театром, где более 40 лет талантливая актриса оттачивала грани своего мастерства. К тому же ветеран Великой Отечественной войны, она неоднократно избиралась депутатом Хакасского областного Совета народных депутатов и всегда с честью оправдывала доверие избирателей. В 1967 году имя хакасской актрисы наряду с великими творцами отечественной культуры и искусства было вписано в «Советскую театральную энциклопедию». В 1960-м Клавдии Семёновне было присвоено звание «Заслуженная артистка РСФСР», а в 1979-м за заслуги в области советского театрального искусства первой в Хакасии присвоено почётное звание «Народная артистка РСФСР».

* * *

В несколько слов…

Клавдия Чаркова была одним из слушателей впервые исполняемой симфонии № 7, «Ленинградской», Дмитрия Шостаковича. 9 августа 1942 года Седьмая симфония прозвучала в этом городе — измученном блокадой, но не сдавшемся врагу.
«Я долго не могла проглотить ком в горле, — вспоминала Клавдия Семёновна, — даже слёз не было. Они пришли потом…»

 

Светлана СЕЛИГЕЕВА, заслуженная артистка Хакасии

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.