Люди и есть Родина, они и есть Хакасия

16 ноября 2017 г. в 12:17

Фото Александра Колбасова

Категория: В Хакасии

14 ноября состоялась вторая прямая линия «Вопрос главе Хакасии Виктору Зимину». За три с половиной часа эфира Виктор Зимин ответил почти на пять десятков вопросов. Ответы на часть из них мы представляем ниже. Всего поступило около 700 звонков и сообщений.

В студии модератором работал пресс-секретарь главы Хакасии Николай Денисов, ведущими — журналисты РТС Анна Ахпашева и Александр Климов.
Общение главы республики Виктора Зимина с жителями Хакасии началось с самых актуальных вопросов.

— Очень много звонков поступило от сельчан по поводу аномальной погоды. Уже второй год природа буквально проверяет на прочность наших аграриев, срывает уборочную кампанию, и у нас есть видеообращение от фермера Виталия Викторовича Брауна из села Июс: «25 сентября 2017 года на территории трёх районов, в частности, Орджоникидзевского, выпал снег, который в принципе в такое время идти не должен. Погибло 70 — 80 процентов урожая, и у меня вопрос: будет ли какое-то возмещение со стороны федеральных властей, республики и будут ли заложены деньги на, не дай бог, повторение такой же осени?»
И другой вопрос от жительницы Саяногорска: из-за погодных условий не поднимутся ли цены на сельхозпродукцию?

Виктор Зимин:

— Что касается резерва средств. Да, у меня как у главы республики есть резервный фонд, который утверждает Верховный Совет. Фонд, как правило, используется в случае возникновения любых чрезвычайных ситуаций на территории Хакасии. Само же его наличие позволяет не дожидаться очередной сессии, а принимать решение в течение нескольких часов.
Мы действительно живём в резко-континентальном климате, и в капризах погоды ничего удивительного нет. Так что это не из серии «пришла беда, откуда не ждали». Каждый год что-то происходит то здесь, то там.
Убытки для нашего сельского хозяйства исчисляются приблизительно в 300 с лишним миллионов рублей, и, как мне доложил министр сельского хозяйства Хакасии Александр Алексеевич Башков, мы уже защитили названную цифру как в минсельхозе России, так и в правительстве Российской Федерации. Сейчас идёт процедура утверждения документов и подготовки соответствующего постановления правительства Российской Федерации. Так что с уверенностью в 90 процентов могу гарантировать, что наши фермеры получат законную компенсацию по потерям, смогут докупить недостающие корма и спокойно перезимовать.
Тем более что, несмотря на тяжёлые обстоятельства, мы заготовили больше ста процентов грубых и сочных кормов. Часть зерновых культур также придётся перевести на фураж — его тоже хватит. Самое главное — мы не потеряем поголовье, нам есть чем кормить животных и птиц. А задача в животноводстве как раз сводится к тому, чтобы не провалиться, а прирастать.
Отвечая на второй вопрос, скажу, что ценовая политика в отношении сельхозпродукции в Хакасии не изменится. Можете быть уверены. Даже неурожайный год всегда приводит к снижению цен на мясо, потому что из-за нехватки кормов скот начинают забивать больше. Хотя это не наш случай. Как я уже сказал, мы ставим задачу только прирастать поголовьем. Это тоже один из показателей для понижения цен.

— Несколько вопросов поступило от молодых специалистов по поводу бесплатного выделения земельных участков. К примеру, Сергей Чебодаев спрашивает: «У нас молодая семья, мы прописаны в Аскизском районе, но, так как работаем в театре, проживаем в Абакане. Можем ли мы получить землю не по прописке, а в Абакане?»
Виктор Михайлович, давайте подробнее поговорим о программе выделения земельных участков, как она вообще продвигается и хватит ли земли на всю нашу молодёжь?

Виктор Зимин:

— Земли всегда мало. Особенно той, которая имеет статус или ей нужно установить статус, и тогда можно вести застройку. Это очень большие деньги, но мы взяли на себя такую нагрузку для бюджетов всех уровней, не только республиканского. Земля очень дорогая для нас, но приятно, когда молодёжь остаётся. И республика не будет уходить от данной позиции, тем более что мы приняли соответствующий закон. И теперь, есть желание у кого-то из руководителей или нет, он будет выделять земельные участки, никуда не денется. Да, у кого-то больше, у кого-то меньше…
Прописка. Закон так определил, что земля выдаётся всё-таки по месту прописки. В противном случае мы все или в Москву переедем, или в Абакан. У нас есть регионы, где все бросили село и переехали на дачи вокруг города, и 80 процентов населения проживает вокруг столицы. Ждут дотаций и ещё многих вещей. Так не должно быть.
Естественно, что каждый глава района старается привлекать людей к себе. Но, с другой стороны, мы сами переводим специалистов на другой фронт работы, а значит, по согласованию между главой района и главой региона можно иногда и принять такое решение. Это могут быть медики, учителя, работники культуры, те, кто нам действительно необходим. Давайте посмотрим, коллеги, посоветуемся с Верховным Советом, проведём консультации и добавим в закон такой пункт.

— Сразу несколько вопросов поступило от жителей республики по ранее заявленным проектам. Жители Черногорска интересуются судьбой Абакано-Черногорской агломерации и возможностью появления новых производств, которые бы дали рабочие места. А Вероника Бакулева из Абакана спрашивает: «На каком этапе сейчас проект «Баранина Хакасии» и будет ли он реализован?»

Виктор Зимин:
— Что такое агломерация? Это территория, которая обладает неким статусом, где лучше всего развиваться бизнесу.
Черногорск от известных событий пострадал больше всех. В общей сложности здесь было сокращено 14 тысяч рабочих мест. Представляете, какие предприятия функционировали — уровня союзного значения? И с этим город жил, видя, как изо дня в день идёт его уничтожение.
Нужна была точка роста, эмоциональная, сильная, чтобы город поддержать. И вы помните, какой мы дали всплеск, создав Абакано-Черногорскую агломерацию. В её рамках мы создали территорию опережающего развития, выделили землю, провели туда сети. Желающие сюда прийти получат и участок земли, и сетевое хозяйство. Я считаю, это правильно.
Мне докладывал исполняющий обязанности главы города, что ещё два инвестора заявились на строительство там своих предприятий.
Но это не стройка, как БАМ. Черногорск так не восстановишь. Всё зависит от того, какую среду мы внутри рождаем. Начальство, бизнес, само население. Я не случайно решил сам там поучаствовать, потому что город достоин особого внимания.
Теперь «Баранина Хакасии». Мы не бросили проект, но потеряли два года. Обидно. Хотя всё, что ни делается, к лучшему. Теперь не надо использовать для его реализации деньги республики. Мы всячески пытались сделать так, чтобы вывести нашу продукцию на международную арену. Я не шучу. И сегодня у нас есть заявки из Катара и Саудовской Аравии.
Уже начат монтаж каркаса предприятия, всё посчитано, инвестиции выделены, есть инвестор — «Volga Group», можете почитать, посмотреть в Интернете, что она из себя представляет. Предприятие должно заработать к сезону забоя баранины. Раньше его по своей специфике запускать нерентабельно. Оно должно насытиться продуктом, сезонностью три — пять месяцев, а затем в определённый период здесь станут работать на сделанных заготовках.
Для наших сельчан, я очень надеюсь, это будет большим подспорьем, когда в один день можно получить деньги. А не ждать, когда приедут перекупщики да заставят бить овцу в непотребных условиях, то есть прямо в кошаре. Точно так же и перевозят. Мы должны это прекратить и сделать всё, чтобы получить брендовый продукт «Баранина Хакасии», упакованный и красивый. Думаю, что к июню-июлю мы должны запустить это производство.

— Перейдём к серьёзным экономическим темам. На последних совещаниях вы неоднократно поднимали тему сотрудничества с Красноярским краем и Республикой Тыва. Говорили о новых совместных проектах, налаживании авиасообщений между нашими регионами. В чём будет заключаться это взаимодействие и вообще с чем связано такое сближение регионов?

Виктор Зимин:
— Мы очень долгий период времени жили вместе с Красноярским краем. У нас была одна экономика, одна социальная политика, и потом мы разорвали эту связь по политическим мотивам. Я считаю, это было сделано правильно, Хакасия должна была самоопределиться как национальная республика.
Но те проекты, которые были заложены, та инфраструктура, которая была построена, те экономические решения, которые были приняты старшим поколением, они до сегодняшнего дня не просто актуальны, их нужно выполнять. Да, мы считали, что каждый сможет развиваться индивидуально. И мы можем развиваться, но не так динамично, как хотелось бы.
У нас лучшая энергетика страны, в этом смысле мы доноры — и Красноярский край, и Республика Хакасия. Мы дети одной реки — красноярцы, хакасы, тувинцы. У нас одна дорога. Мы учимся, лечимся друг у друга. Мы ездим в театры друг к другу...
Вспомним, Саяно-Шушенская ГЭС строилась не для одной Хакасии, для всей страны, в том числе для Красноярского края и Республики Тыва. Мы здесь хотели и начали строить Минусинский электрокомплекс. Мы сегодня готовы к реализации проекта железной дороги Курагино — Кызыл через Монголию с выходом на Китай. Нам надо расширять автомобильную дорогу и говорить о третьей полосе на Красноярск: аварийность, забитость. Летом все хотят ехать к нам отдыхать. А мы хотим ехать учиться, лечиться у них, посещать хорошие магазины...
Есть предложение сделать большую оптовую ярмарку и назвать её «Юг Сибири». И не надо тут конкуренции. Помните, я говорил: не надо отбирать помидор у минусинцев, если можно вместе объединиться и решать эти проблемы.
Мы перестали друг к другу летать по определённым причинам. Значит, надо вместе просубсидировать авиарейсы и начать летать, поддерживая наши аэропорты, поддерживая наше население и развивая авиацию. Мы так никуда и не уйдём, если будем постоянно ждать от федерального центра тех инициатив. Москва не может всё закрывать.
Надо находить, надо объединяться. У нас очень сильная совместная сельская группа. Ну, отдайте нам гречку для посева всю, помогите нам с серыми хлебами. Есть земли, которые мы могли бы использовать в крае, они богаче. Ну а в нашей степи зачем получать по восемь центнеров с гектара? Мы уже поднимали целину один раз в Хакасии — довольно. Мы помним все эти пыльные бури и урожай в те самые восемь центнеров.
Мы, три региона, договорились о реализации совместных программ. Уже формируются рабочие группы, которые начнут изучать те направления, которые нам удобны. У нас будет самая мощная алюминиевая долина — это глубокая переработка алюминия. Да, мы заинтересованы в этом и в то же время страдаем от этого, потому что повышаем экологическую нагрузку. Но сегодня нам надо не ругаться, а использовать то, что нам подарило старшее поколение, выносить пользу для себя и выходить на высокие технологии. Учитывая желание, а иногда и нежелание наших партнёров, принуждая друг друга к действиям, чтобы они не на другой территории развивались, а у нас.
Для этого мы должны быть для них прозрачными и удобными. К примеру, всех не приведёшь в Туву. Но коли речь идёт сразу о Туве, Хакасии и Красноярском крае, всегда можно найти точку роста. А мы между собой договоримся и перераспределим тот же водный налог или ещё что-то, поддерживая друг друга. Есть масса моментов, в которых надо просто совместно действовать.
И ещё. Если я поеду договариваться в Москву — это одно. Если мы поедем втроём, и за нами будет межрегиональный проект — это совсем другой лоббизм. Втроём все сильнее, мы втроём и людей в Москве больше знаем. Поэтому и решили создать такой союз.

— В последнее время в различных интернет-источниках много писали о том, что в Хакасии сложилась непростая ситуация с бюджетом. Жительница Аскиза Нина Юрьевна Тудинова интересуется, что происходит в действительности. «Хочется знать ситуацию из первых рук, а не слушать досужие сплетни», — написала она.

Виктор Зимин:
— Это несложный вопрос, на который есть ответ.
Приведу пример: вы начали строить дом. Зарплата не очень высокая. И детей надо уже рожать. И жильё хочется иметь своё, не откладывая на внуков строительство дома. Человек принимает решение: взять кредит и начать строительство.
Вот и мы взяли в долг. Построили республиканский музейно-культурный центр, медицинские учреждения. Убрали аварийные школы. Настроили новые. Почти 13 тысяч детских мест создали в детских садах. Откапиталили все спортзалы, поменяли оборудование. За дорогами следили, построили аэропорт. Сделали много того, что не хотелось бы откладывать на потом.
Например, не будь аэропорта — никто бы к нам не прилетел. Не было бы форума. Никто бы не знал, где Хакасия находится. Аэропорт загибался, два раза в неделю самолёты летали. А сегодня это визитная карточка республики. И куда угодно начали летать.
Повысили заработную плату учителям и медикам, работникам республиканских учреждений культуры. Народным артистам добавили по десять тысяч в месяц. С подачи депутатского корпуса приравняли к ветеранам труда всех, у кого 35 лет стажа (у женщин) и 45 (у мужчин). Наконец, бесплатные лекарства.
Мы таких обязательств набрали! И мы хорошо шли, у нас была ровная экономика. Но с 2012-го на 2013 год у нас упала экономика. Никто не заметил, потому что это сразу не сказывается на заработной плате людей. Но шесть с половиной миллиардов рублей в год не стало хватать у региона. Прибыль выпала по углю и по алюминию. Цены упали — всё, налогов нет.
За три года — это уже 19,5 миллиарда рублей. Плюс все эти годы в республике шло строительство. Мы не скулили. Я всегда мотивировал и бизнес в регионе, и глав районов к развитию: «Давайте работать». Можно было обрезать бюджет и больше ничего никому не давать. Убрать ветеранские, лекарства, сослаться на то, что нет денег в регионе, а в долг не пойдём…
Но если мы не будем закачивать деньги в бюджет, станем крайней точкой в Российской Федерации — депрессивной, уедут красивые и умные, развивать республику они уже не будут.
Я дорасскажу историю с условным домом. Мы взяли кредит, надеясь, что нам с вами кто-то поможет. Помогли. Мы вернули долг. Ну здорово же? Мы не у банков все деньги взяли — у государства брали. Займы делали, бюджетные кредиты брали. Ну просто сейчас президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, видя эту ситуацию, изучив её изнутри, сказал: «Надо помочь регионам. Не надо у них забирать деньги и отдавать банкирам». Два с лишним миллиарда по следующему году мы бы платили из нашего бюджета банкам. Это государственные деньги, это не деньги одной Республики Хакасия. Он перераспределил. Сказал: отдайте, пусть они вернут. Но строгий контроль — чтобы больше так не набирали. Я согласен с этим.
Сегодня нам дали 16 миллиардов, нас услышали. Но нам ещё нужно на сбалансированность бюджета — по этому году миллиард с лишним. Повторю, нам отдано 16 миллиардов
рублей, и это ещё не вся работа. Почти на 70 процентов сократили коммерческие долги. Чуть позже ещё сократим. Если будем хорошо работать. Главная задача — зарабатывать везде. Не просто просить. Создавать производства и блага самим себе, а не клянчить и не ныть.
Есть ли уверенность в завтрашнем дне? Заявляю: да, есть уверенность. Экономика республики растёт. Это не пиар.
Перед Новым годом задача стоит выдать усиленный аванс за декабрь, чтобы люди пошли с деньгами на новогодние праздники. Повеселились, поотдыхали, погуляли. Съездили за рубеж или здесь отдохнули — у нас очень много баз, прекрасная природа.

— Ещё один вопрос, который беспокоит сельчан, — объединение территорий. У нас есть видеовопрос от молодого депутата, главного редактора газеты «Бейский вестник» Вячеслава Кончакова.
«Уважаемый Виктор Михайлович, сейчас проходит процесс объединения двух территорий — Бейского и Новотроицкого сельсоветов — в единое муниципальное образование. Скажите, пожалуйста, какие плюсы от этого получат жители населённых пунктов и как оно отобразится на будущем Хакасии?»

Виктор Зимин:

— Да, молодец депутат. Правильно поставил вопрос.
При трудностях с бюджетом мы начали заниматься оптимизацией наших затрат. Сократили 130 госслужащих. Главы муниципальных образований — ещё 400 или 500 подчинённых. То есть в республике сокращено около 700. Для чего? Чтобы уменьшить издержки на своё содержание.
Возьмём райцентр. Два «парламента». Два начальника. И постоянно идёт противодействие главы района и главы поселения. Для чего столько начальников в одной деревне? Другое дело, если до села 200 километров и там живут ветераны, за которыми каждый день нужен уход, то, конечно, нужен начальник. Чтобы вовремя сделать звонок, доставить медиков, отвезти в больницу.
Руководители поселений должны принимать эти решения (об объединении). Стыдно или не стыдно им сидеть там, ничего не зарабатывая. Нет, только митинги. Или написать в какую-нибудь «блуждающую» газетку или информационное агентство о том, как всё плохо в России. Ты сам что сделал для России? Что создал? Какую-нибудь инвестиционную программу? Собрал ли ягоды, переработал, продал? Ведь живёте в тайге. Выходите с инициативой. Создавайте, процветайте. Сварите тушёнку, продайте на рынке. Сделайте маленькое производство в селе — мы подхватим. Дадим грант. Многие же просто ничего не хотят делать! А зуд — постоянный. Откуда деньги брать? Их нужно зарабатывать.
Что сделала эта деревня для себя? Что глава сделал? Как он объединил население? Что он принёс после выборов?

— Надежда Анатольевна Пестряк от имени жителей деревни Нижний Курлугаш Таштыпского района обращает внимание на то, что в их населённом пункте нет подъездных путей для пожарных машин. Существует только лёгкий пешеходный мост. Неоднократно обращались к местным властям, но проблема остаётся. Что делать?

Виктор Зимин:
— Я думаю, что нужен мост. И даже разбираться не хочу в этой части. Глава района поможет разобраться.

Глава Таштыпского района Алексей Дьяченко:
— Мы выезжали в Нижний Курлугаш с главой Нижнесирского сельсовета. Принято решение: с понедельника заходят подрядчики, отсыпают дорогу. Её восстановим — будет проезд нормальный. Вопрос закроем на следующей неделе.

— Около десятка вопросов поступило от жителей малых и отдалённых сёл. Сельчане спрашивают, будет ли продолжена программа, продлятся ли выплаты за крупный рогатый скот, будут ли по-прежнему заниматься благоустройством и восстановлением этих населённых пунктов?
Глава рода Капсаргиных Егор Егорович надеется на включение в программу аала Койбалы Бейского района. А Светлана Юрьевна Сазанакова из деревни Иничул Таштыпского района, которая переехала на малую родину мужа, просит помощи в постройке моста и отсыпке дороги.
Что с программой? Какие перспективы?

Виктор Зимин:
— С программой всё ровно. Я помню свои обязательства перед населением республики, перед Верховным Советом, главами районов. Пока я глава региона, программа будет жить.
Действительно, очень важная программа. Мы её все вместе принимаем каждый год. Чуть-чуть реставрируем, меняем. Но не в минус, а в плюс. Каждый год мы что-то добавляем к ней.
Перечислю несколько цифр. Почти в восемь — десять раз, а в некоторых поселениях до двенадцати — увеличилось поголовье скота, овец, лошадей. Очень бы хотел, чтобы и птицы у нас было с избытком.
Мы все знаем, что такое промышленное мясо. Не очень бы хотелось, чтобы сегодня в наш регион ввозили из других мест промышленную курицу и увозили от нас деньги. Частное подворье готово поспорить с этим производством, если мы создадим условия. Курица домашняя — совсем другая.
Люди, приезжающие к нам, с удовольствием говорят о наших продуктах: они настоящие. И мы дорожим тем, что жители республики едят здоровые продукты. К тому же у нас одни из самых низких цен на рыбу и мясо.
Малым сёлам жить, они развиваться должны. Да, мы не все сёла программой закрыли. Мы только выплаты сразу назначили всем. Дороги, медицина, связь — не в каждой деревне, а у нас их 120.
Я официально заявляю всем сельчанам: как бы ни звучало на сессии, что с бюджетом надо ужаться, сельчанам помощь не уменьшим, а миллионов сто добавим к 2018 году. По мостам и дорогам — проверьте, на контроль поставьте.
А вопрос о включении Койбал в программу поручаю проработать.

— Виктор Михайлович, некоторые проблемы, с которыми в наш колл-центр обращались жители республики, решались буквально за считанные дни. Так, в деревне Чапаево привели в порядок дорогу на улице Зелёная Роща через два дня после звонка на прямую линию. Сделан ямочный ремонт и на подъезде к Братскому мосту, о чём просили жители Абакана.

Виктор Зимин:
— Молодцы.

— Но не везде проблемы решены. Молодая мама из Абакана Оксана Кремлякова сетует, что облагораживается только центр города, а в отдалённых жилых массивах, в частности в Девятом районе, нет ни света, ни нормальных тротуаров.
— Подобных вопросов очень много. И не только по Абакану. Саяногорск переживает о своём Ай-Дайе, Черногорск — о Девятом посёлке. Столица ничем не отличается от этих городов в этом плане. Я думаю, Николай Генрихович (Булакин. — Прим. ред.) знает, что окраина столицы хромает в этой части.
Должна быть нормальная политика, открытая. Распишите, когда какая улица будет сделана. И по благоустройству, и по освещению. И люди, зная о своей очерёдности, с пониманием отнесутся к тому, что не всё можно сделать сразу. Конечно, обидно: «Где живёшь?» — «В Абакане». — «Ааа. Здорово!» А сапоги болотные не выбрасываешь. Это работа, которая должна быть более прозрачной для населения.
Да, и почему мы пошли на Чапаево? Там живут 90 процентов людей, переехавших из республиканской столицы. Мы тысяч 20 человек уже переселили в Усть-Абаканский район. Тех, кому там дали землю, кто сам её приобрёл. И, конечно, моя роль как руководителя помочь, кому всех тяжелей.
Особенно тяжело Усть-Абаканскому району. Поэтому я занялся Калининым, Чапаевым, пойдём дальше, на Зелёное. Район и так за свой счёт делал межевание. А те объёмы, которые нужно сделать по Чапаево и Калинино, ему не осилить. Он — не донор. А вот Алтайский район постепенно становится таковым. А откуда взялись деньги у Алтайского района?

Глава Алтайского района Татьяна Раменская:
— Безусловно, это рост производства на территории района.

Виктор Зимин:
— Это те шаги, которые район сделал по развитию промышленности. В этом году в райцентре поликлинику начнём строить и другое. Нельзя отказать — район зарабатывает. Если сегодня аршановцы задают мне вопрос: «Виктор Михайлович, за что мы терпим эту нагрузку по экологии? Больницы нет централизованной, дороги плохие». Конечно, нужно включаться и делиться теми деньгами, которые дают налогоплательщики в район.
У Абакана средств побольше. Но у Абакана другая нагрузка — он тоже в себя впитывает людей. Молодёжь учится, все лечатся. Многие приезжают сюда из других регионов. И главе города постоянно приходится бежать вперёд — строить школы, детсады. Я договорился, что нам дадут 400 с лишним миллионов рублей из бюджета России на строительство школы в Абакане, и 270 миллионов мы должны найти сами. Будем федеральный центр просить увеличить сумму.
С окраинами нужно работать. Как мы начали работать с малыми сёлами. И сегодня там люди знают, что есть власть, что они нужны государству. Им есть на что учить детей, лечить ветеранов.

— Перейдём к вопросам жилищно-коммунального хозяйства. Причём более десятка их поступило из Черногорска. Наталья Гора спрашивает: «Виктор Михайлович, жителей Девятого посёлка интересует, когда прекратятся перебои с теплоснабжением? На данный момент батареи у нас либо чуть тёплые, либо холодные. Приходится детей дома одевать в верхнюю одежду, ходить в туфлях, тапочках. Стоит ли жителям Черногорска надеяться на то, что в скором времени проблема с теплоснабжением будет решена?»

Виктор Зимин:
— Конкретный вопрос, украшенный страшилками. Не везде так в Черногорске. Мы договорились с руководством города уделять отдельное внимание Девятому посёлку. Я недавно его посещал. С теплом есть вопрос, особенно с Девятым посёлком, потому что он стоит на большом удалении от центра, в конце транзитной линии. Специалисты сейчас обсчитывают новый проект, который почти согласовали, — строительство коллектора теплосети до Черногорска с Абаканской ТЭЦ. Нам это всем выгодно, потому что экологическую нагрузку всё равно уже получили, построив новый энергоблок. Под 500 МВт выдаёт только ТЭЦ. Это здорово. Это наш резерв. Проект стоит около двух миллиардов рублей. Реализуется в течение полутора-двух лет. Черногорск и даже Усть-Абакан попадают в эту зону. Мы уходим от яда котельных, которые дымят в Черногорске. А там и так есть чему дымить — частного сектора хватает. Всё сделаем для того, чтобы при расчёте в Девятом посёлке не считался экономически обоснованный тариф. Возьмём его на плечи региона. Нас в республике 600 тысяч, а в Девятом посёлке — 23 тысячи человек. Вот 600 тысяч в какой-то мере могут на себя взять маленькую нагрузку, и даже никто не заметит. Девятый посёлок и так вынес на себе очень много. Когда-то на его плечах создавалась промышленная Хакасия.

— Проблемы с перебоями электроэнергии беспокоят жителей Сорска, Подсинего, села Табат. Люди жалуются прежде всего на отсутствие информации. К примеру, 2 ноября в Сорске отключили горячую воду и тепло, не пояснив населению, в чём причина и когда она будет устранена. В Табате часто отключают свет и холодную воду и тоже не информируют население. Жительница села Фаина Сергеевна Борисова жалуется, что они недавно сутки сидели без воды и света. Виктор Михайлович, почему всё-таки нет системы оповещения? Это недоработка местных властей?

Виктор Зимин:
— Да. Местная власть должна эти вещи контролировать, драться за каждый час, когда отключена электроэнергия. Почему, Юрий Николаевич, нет оповещения?

Глава Бейского района Юрий Курлаев:
— За последние пять лет огромное сокращение прошло у энергетиков. Они просто не успевают. Тем более последние годы дуют сильные ветра…

Виктор Зимин:
— Вы же не должны постоянно оправдываться. У вас такие же полномочия, как и у меня. Мы должны наступать. Это наш житель, и мы должны его защищать. Если энергетики на сутки вырубили свет, пусть штраф заплатят, а мы его перераспределим населению. Мы же не предъявляем никаких претензий. Они финансово не страдают, а вы как политик страдаете. Вам баба Глаша скажет: «Больше я за тебя голосовать не буду. Ты за меня не бьёшься».



— Следующий вопрос: «Здравствуйте, Виктор Михайлович. Намечается ли открытие в Республике Хакасия радиологического отделения при онкологическом диспансере? Очень тяжело по несколько дней делать облучение в Красноярске, куда отправляют онкобольных из нашей республики».

На вопрос отвечает министр здравоохранения Хакасии Владимир Костюш:
— Я могу сказать, что сейчас заканчивается корректировка проектно-сметной документации и отправляются документы на экспертизу. Мы планируем в первом квартале получить положительное заключение, при наличии которого сможем заявиться на софинансирование из федерального бюджета.

Виктор Зимин:
— Спасибо. Я надеюсь, ответ достаточный.

— Ирина Ивановна Павелько от имени жителей деревни Кожухово просит поблагодарить Виктора Михайловича за всё, что было сделано для погорельцев.

Виктор Зимин:

— Мы не могли бросить в беде людей. Помогали всей рес­публикой. И не один год. Спасибо, мне очень приятно это слышать.

— Людмила Ефимовна Назарова из посёлка Изыхские Копи благодарит вас, Виктор Михайлович, за предоставленную возможность получать денежные средства на развитие территориального общественного самоуправления в Хакасии. «Благодаря этой поддержке, — пишет она, — мы смогли приобрести спортивные тренажёры для детских площадок. Планируется ли выделение денежных средств на проведение этих конкурсов в 2018 году?»

На этот вопрос ответил и.о. заместителя главы Хакасии Владимир Крафт:
— Ежегодно мы поддерживаем это направление деятельности. Считаем его очень важным. Инициативы идут со стороны населения. И на 2018 год в республиканском проекте бюджета заложено несколько больше денег, чем в предыдущие годы, — 1 миллион 300 тысяч рублей.

— Возвращаясь к теме здравоохранения, нельзя не сказать о нашем новом перинатальном центре, который с сентября этого года заработал в полную силу. За это время в нём родилось уже более пятисот младенцев. В том числе и ваш внук, Виктор Михайлович. Радостным событием вы поделились в Инстаграм. Поздравляем вас! Как вам, кстати, роль дедушки?

Виктор Зимин:
— Я пока не очень ощущаю себя дедушкой. Внука-то ещё толком не видел. В перинатальном центре показали мельком — с дочерью ещё не встречался. Назвали его Максимом. Максим Челтыгмашев. Крепкий хороший мальчик. У меня ещё и внучка родилась в Будапеште неделю назад. Я только-только начинаю входить в роль дедушки. Сейчас с ними родители. Через жену узнаю, как они растут, чем удивляют… Пока что с ними на охоту не поедешь, на рыбалку не возьмёшь (улыбается).

— Вернёмся к перинатальному центру. У нас есть видео­обращение: «Уважаемый Виктор Михайлович, меня зовут Кижапкина Тамара Андреевна, я работаю в перинатальном центре старшей акушеркой... Прежде всего хотелось поблагодарить вас за строительство такого прекрасного центра, за те условия, которые созданы для женщин и для нас, сотрудников. Но у нас есть просьба — улучшить подъездные пути к перинатальному центру. И если есть возможность, добавить маршрут по доставке пациентов и сотрудников к перинатальному центру, так как ближайшая остановка — это ЗАГС…»

Министр транспорта и дорожного хозяйства РХ Александр Попов:

— По поводу остановки. Этот вопрос прорабатывается. Совместно с городскими властями мы его попробуем решить.

Виктор Зимин:
— Давайте так: вам поручение, Александр Владимирович, и большая просьба к Николаю Генриховичу Булакину. Как только дорога будет закончена, делайте парковку.

Александр Попов:
— Дорогу доделают в этом году, а парковкой мы займёмся в 2018-м.

Виктор Зимин:
— Давайте на август запланируем окончание работ.

— Буквально на днях в селе Усть-Бюр Усть-Абаканского района произошло замечательное событие — открылся новый аптечный пункт, которого жители подтаёжного села очень ждали. Но есть там другая проблема — закрылась круглосуточная больница. Остался только дневной стационар. У нас есть сюжет на эту тему, давайте посмотрим.
«Татьяна Костякова живёт в селе Усть-Бюр почти 40 лет. В больницу ходит часто, да и фельдшера приходится вызывать не редко. Её брат болен диабетом, и родители требуют постоянного присмотра. Раньше в случае необходимости можно было больного положить в больницу. Но с октября всё изменилось. Лечебница поменялась на амбулаторию. Остался только стационар, где делают капельницы, и кабинет для уколов. График работы с 8 до 16. Фельдшера для оказания экстренной помощи пациентам вызывают «скорую» из Сорска. Нововведения местным жителям непонятны. Люди переживают, что в случае инфаркта или инсульта «скорая» может просто не успеть доехать из Сорска…»

Владимир Костюш:
— Первое, что хотелось бы сказать: в Усть-Бюре есть круглосуточный стационар в виде социальных коек сестринского ухода. Проще говоря, медсёстры исполняют назначения врачей районной больницы. До августа этого года были зарегистрированы единичные вызовы врача. И бывают такие периоды, когда в течение месяца нет ни одного больного. А заработная плата добросовестно платится всему медицинскому персоналу. На сегодня есть круглосуточный пост, оставлены койки дневного пребывания, существует выездная форма работы врачей из Усть-Абакана. Назначается лечение. Вызовы принимаются и в ночное время как работниками скорой помощи, так и местными фельдшерами.

Заместитель главы Хакасии Ирина Смолина:
— С этого года, не надо забывать, в Хакасии есть вертолёт, позволяющий доставлять в Абакан больных из любой точки рес­публики.

Виктор Зимин:
— Кстати, обращаюсь ко всем жителям Хакасии. Сегодня действительно республика обладает уникальными возможностями. Мы вошли в число 30 субъектов Российской Федерации, у кого есть санавиация. И, поверьте, Хакасия — не тот регион, где есть острая необходимость в вертолёте. В Хакасии самые отдалённые уголки в пределах 250 километров от Абакана. Мы очень компактный регион, не Якутия. Но мы пошли на это, чтобы спасать жизни людей. У нас два вертолёта.

Владимир Костюш:
— За два с половиной месяца было сделано 155 вылетов, удалось таким образом транспортировать более 170 больных.

Ирина Смолина:
— Я хотела бы напомнить, что мы каждый год получаем машины скорой помощи.

Виктор Зимин:
— У меня просьба: усильте ещё одной скорой помощью Сорск.
И ещё один момент: в Инстаграме, в частности, время от времени поднимают тему закрытия черногорского роддома. Я не знаю, с какой целью это делается, а самое главное — кто именно. И это при том, что я сам лично, мой заместитель, курирующий данное направление, и министр здравоохранения говорят, что никто его закрывать не собирается. В городе шахтёров отличный роддом.

Владимир Костюш:
— Черногорский роддом — это второй уровень оказания помощи. Вся северная часть республики завязана на этом роддоме, только патологические роды берёт на себя перинатальный центр. Он как работал, так и будет работать.
В перинатальном центре на сегодняшний день родилось 560 детей. И хотел бы обратить внимание на то, что трое ребятишек по срокам должны были родиться в конце ноября. Они родились весом по 500, 700 граммов и один килограмм. Почему я об этом говорю? Дети живут, а раньше они погибали. Это достижение, которое есть на сегодня в Хакасии.

— Есть вопрос от жителя Абакана Андрея Таныгина. Он пишет, что в Абакане можно только в троллейбус спокойно войти с детской или с инвалидной коляской. В городе нет почему-то больших автобусов, на муниципальных маршрутах одни «пазики», а двери у них узкие. Этот вопрос активно поднимался и на предыдущей прямой линии. Люди писали, что «пазики» для города мало предназначены, неудобны. Во многих регионах такие автобусы давно сняты с городских маршрутов, остались разве что на селе. Что делать с этой проблемой?

Александр Попов:
— Этот вопрос был поднят мной при первой встрече с автоперевозчиками. К сожалению, наше законодательство не обязывает владельцев транспорта вносить в конкурсную документацию, позволяющую получить право осуществлять рейсы по намеченным маршрутам, ни год выпуска автобуса, ни его марку.

Виктор Зимин:
— Александр Владимирович, если честно, то стыдно такую технику видеть на абаканских улицах. Этот автобус создавался для сельских дорог, когда ещё не было асфальта. А мы его загнали в самое сердце Хакасии. Примите меры, в конце концов. Решайте вопрос. Ради мам. Ради ветеранов. Ради людей с ограниченными возможностями здоровья. Сделайте так, чтобы автобусный парк начал меняться.

— Одним из приоритетных направлений работы правительства Хакасии является поддержка спорта. У нас есть вопрос от спортсменов. Мартин Томочаков: «Я с детства занимаюсь хакаcской борьбой курес. В Хакасии много национальных видов спорта. Почему бы не создать свою федерацию спорта, чтобы привлечь детей к занятиям национальными видами спорта?»

Виктор Зимин:
— Считаю абсолютно справедливым вопрос. Нужно его решать.

Министр спорта Хакасии Сергей Головкин:

— Уважаемый Виктор Михайлович, это действительно одна из приоритетных задач — развитие национальных видов спорта Республики Хакасия. У нас имеется федерация, с которой мы работаем, проводим и первенства, и турниры. Буквально полторы недели назад совместно с министерством национальной и территориальной политики провели открытый фестиваль по национальным видам спорта, где присутствовало достаточно большое количество участников.

Виктор Зимин:
— А федерацию кто возглавляет? Вот видите, не очень активно вы работаете, не знаете, кто возглавляет федерацию. Остальных же всех знаете — футбол, хоккей. Мы туда десятки миллионов рублей закачиваем. Вернитесь к этой проблеме и познакомьте меня с руководителем федерации. Втроём поговорим. Дзюдо трогать не будем, оно развивается очень динамично в республике, а национальные виды спорта — нет. Давайте им статус придадим.
У нас же одна из главных составляющих то, что у нас есть два государственных языка — русский и хакасский. И всё, что связано с титульной нацией, важно — язык, культура, не менее важен и спорт. Раз ребята задают вопрос, значит, должны быть призы, соревнования, мастера спорта должны быть. Мы можем сделать как минимум соревнования на призы главы республики, придать им статус. Договорились?

Сергей Головкин:
— Да.

— Продолжая тему сохранения национальной культуры. Лидия Сергеевна Баинова написала целую петицию о том, что дети коренной национальности должны слышать хакасскую речь, понимать, что это их родной язык. Для этого одних уроков мало, поддержка хакасской речи должна быть на всех уровнях — в быту и в магазинах. Виктор Михайлович, ваше мнение?

Виктор Зимин:
— Я согласен с постановкой вопроса, но мы не тот регион, как Прибалтика, где запрещают говорить на другом языке.
Мы очень корректно здесь работаем, особенно совет старейшин, министерство национальной и территориальной политики. Мы все очень тонко относимся к этой проблеме, а это проблема. Даже президент обозначил один из приоритетов — обратить внимание на культуру титульных наций, проживающих на территориях. Но такие радикальные меры, что и в магазинах все должны знать язык, — это очень сложно. Мы на 2018 год уже приняли решение правительства, это коснётся бюджета, чтобы во всех населённых пунктах все дорожные знаки сделать с двойными надписями — на русском и хакасском. На учреждениях уже везде обязательно прописываются названия на русском и хакасском.
За прошлый год у нас на семь процентов увеличилось число школьников, изучающих родной хакасский язык. Мы платим увеличенную заработную плату учителям, преподающим хакасский язык. Платим стипендии ребятам, которые станут учителями хакасского языка.
Мы ищем новые формы — стали по-другому работать с нашим книжным издательством, с выпуском учебников хакасского языка. Мы увеличили финансирование телевизионных программ на родном языке.
Обсуждать эту проблему, я больше чем уверен, нужно общественным организациям. Когда общество несёт какую-то идею, то это лучше, чем мы, чиновники, топором вырубаем законы. Мы любую инициативу поддерживаем, и я с очень большим вниманием отношусь ко всем наказам совета старейшин и ни одного мы ещё не пропустили. А насчёт магазинов: если можете говорить друг с другом — говорите, кто же запрещает?

Ирина Смолина:
— И в дополнение, Виктор Михайлович, министерство образования и науки получило в этом году дополнительные средства, и в Трошкино до конца года будет построен учительский дом. 25 миллионов рублей федерального финансирования плюс шесть миллионов наши. Это национальное село. Это к вопросу о языке в том числе.

— Пенсионер Сергей Анатольевич Фёдоров из Черногорска спрашивает: «У нас в доме по улице Заводская, 17, произошло возгорание, а капитальный ремонт дома уже проводили. Можно ли за счёт средств капремонта отремонтировать повреждённый сайдинг дома или придётся ждать целых 40 лет?»

Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства РХ Валерий Келин:
— Вопрос находится на контроле в минстрое. Этот сайдинг будет отремонтирован в ноябре.

— Сегодня в прямой линии активно участвует молодёжь, и это не случайно, так как 2017 год, Виктор Михайлович, по вашей инициативе объявлен Годом молодёжи в Хакасии. Ученик восьмого класса Саша Башков обратился с просьбой сделать крышу над скейт-парком, чтобы молодёжь могла заниматься трюками и в зимнее время. Корреспонденты РТС-новостей встретились с юными скейтбордистами и велосипедистами и подготовили видеосюжет из скейт-парка в зоне отдыха Абакана.

Виктор Зимин:
— Я не видел этого парка, даже не знал, что ребятишки у нас такие экстремалы. Здорово. Вот она, новая молодёжь, вот она, новая жизнь, а мы всё на автобусах из прошлой жизни ездим. Наверное, надо делать крышу. Я думаю, что Николай Генрихович любит городских детей. На изучение мэру, пускай думает, смотрит. Даю слово, что если город пойдёт на строительство, то на эту кровлю мы из республики тоже дадим денег.

— Только что поступил вопрос от Наили Евгеньевны Ткачёвой. Спрашивает, правда ли, что в Хакасию скоро приедут тысячи сирийских граждан.
И второй вопрос — о статусе земельных участков в посёлке Заветном, который находится между деревней Калы и Саяногорском. Люди построили дома, а узаконить не могут. Посёлок из более чем 200 участков и домов.

Виктор Зимин:
— По Сирии. Кому это надо? Никому не надо. Да они и не смогут жить у нас. Холодновато. Я к братскому народу сирийскому тепло отношусь. Я не могу понять, откуда этот вопрос и для чего. На государственном уровне такая задача не стоит. Это чьи-то вымыслы.
Что касается посёлка, мы с Леонидом Михайловичем (Быковым, главой Саяногорска) были там. Вот ответьте, какие у нас мысли.

Леонид Быков:
— Эти участки расположены на территории Бейского района, и вопрос статуса должен решаться на территории Бейского района. В случае передачи земель Саяногорску мы готовы рассмотреть вопрос, но это должно решаться на уровне республики.

Виктор Зимин:
— Юрий Николаевич, давайте вы.

Юрий Курлаев:
— Мы провели за последний год большую работу по проведению публичных слушаний, практически от каждого собственника земельного участка, предназначенного для сельхозпроизводства, получили положительное заключение. Мы подготовили письмо на имя главы Сабинского сельсовета. Они должны в соответствии с законом принять решение Совета депутатов о принятии в границы сельсовета вот этих межпоселенных земель. Мы передаём…

Виктор Зимин:
— А сколько вы уже передаёте?

Юрий Курлаев:
— В течение года. Надо принять решение Сабинского сельсовета о включении этих земельных участков в территорию сельсовета. 24 ноября состоится сессия Совета депутатов, на которой это решение будет принято.

Виктор Зимин:
— То есть они должны стать посёлком.

Юрий Курлаев:
— Нет, сначала они должны войти в состав сельсовета, а уже потом будет определяться их статус.

Виктор Зимин:
— Вот мы всё знаем, как нельзя — год нельзя, два, три нельзя. У нас с вами определённые права. Собрались с руководителем Верховного Совета и сказали: «А давайте за месяц внепланово проведем сессию», и приняли решение. Кто должен принять решение? Мы на своём уровне или кто-то ещё? Я там был год назад, походили, люди повозмущались. Налоги платят в район, а за недвижимость платят? И тянем, и тянем, и бодро докладываем. Ну сделайте выездное заседание в этом населённом пункте. Пусть люди посмотрят им в глаза. Так нельзя. Люди вкладывают деньги, а мы не можем их узаконить. Решение ведь принято — дать людям статус населённого пункта, адрес места жительства, подтвердить, что они вообще граждане.

— Вопрос касается качества дорог. С одной стороны, в Хакасии одни из лучших трасс в Сибири, с другой — разбитые дороги возмущают жителей Сорска, Белого Яра, Саяногорска и Подсинего. В обращении от Евгения Анатольевича Хлыстова из Черёмушек спрашивается, когда будет сделана дорога Черёмушки — Майна. Ремонт ямочный был, но после каждого дождя добавляются новые ямы. Когда же будет полноценный ремонт?

Виктор Зимин:
— Я занимался этим вопросом вместе с главой, министром посмотрели эту дорогу. Там ещё скальник осыпался. Мы намечали мероприятия, чтобы это больше не повторялось. Усилить, закрыть, и по качеству дороги. Понятно, что на трассу Саяногорск — Майна — Черёмушки мы когда-то потратили почти 90 процентов дорожного фонда Хакасии и ещё 300 миллионов взяли кредит, чтобы сделать эту дорогу, и плюс миллиард с лишним потратили федеральных средств. Ни одно муниципальное образование не имело столько ресурсов на свои дороги. На этот раз проехал — сделан отличный ямочный ремонт. Хотя мы договаривались, Александр Владимирович (Попов, министр транспорта и дорожного хозяйства. — Прим. ред.), делать ковровый ремонт, уходить от ямочного. Но сейчас дорога в хорошем состоянии. Я её посмотрел и планирую 21-го числа приехать в Черёмушки и готов встретиться с заявителем на эту тему.
Согласен, Черногорск, Сорск, Саяногорск остро нуждаются во внутренних дорогах. Мы решение приняли: Черногорску выделяем в два раза больше денег, Саяногорску — тоже. По Сорску надо посмотреть. У Саяногорска своя проблема: не смогли освоить деньги, так как никто не заявился на торги. Но мы договорились в 2018 году лимиты по дорогам довести минфину и минтрансу в январе. Мы ведь в июле начинаем торги. Когда делать дороги? Коллеги, минфин, я прошу лимиты в январе довести, сам проверю, чтобы в феврале-марте торги прошли и уже в сезон начали работы дорожные. На личный контроль возьму, потому что очень много жалоб.

— Несколько обращений поступило от пенсионеров села Табат. Просят перенести остановку из конца деревни, так как пожилым людям очень тяжело далеко ходить. Также обратились жители сёл Джирим и Сон, где вообще нет автобусного маршрута до райцентра.

Виктор Зимин:
— В чём дело? С Джиримом особенно.

Глава Ширинского района Сергей Зайцев:
— Через Джирим проходят два автобусных маршрута Шира — Красноярск, но люди хотят ещё местный. Я считаю, два маршрута вполне достаточно.

Виктор Зимин:
— Александр Владимирович, изучите ситуацию, особенно что касается Джирима. Почему человек должен стоять на федеральной или республиканской трассе? В чём вопрос? Перенесли остановку в село — подъехала маршрутка и забрала людей. А на трассе что? Живём, как в том ещё веке. Принимайте решение, Александр Владимирович, вместе с Сергеем Николаевичем. Пора менять условия. Просят люди — перенесите остановку, это не такие уж большие затраты.

— Не отвечают требованиям многие автобусные остановки — не оборудованы сиденьями, нет удобств, нет защиты от дождя.

Виктор Зимин:
— Стыдно проезжать мимо переполненных мусорных баков на трассе. Я стараюсь реагировать, звоню помощникам, потому что это моя республика, раз разбросано, значит, я плохой хозяин. Наши остановки на трассе — это имидж республики. Это же ненормально — едешь по трассе, некуда в туалет сходить. Главы администраций, возьмите на контроль все остановки в населённых пунктах и на трассе.

— Сразу несколько обращений поступило от жителей Черногорска, которые работают в республиканской столице. Они устали от ежедневных пробок на дороге Абакан — Черногорск, в утренние часы движение замедляется до пяти километров в час. Планируется ли расширять данный участок трассы?

Виктор Зимин:
— Сделали на этом участке уже довольно много. Мы его осветили, поменяли асфальт, сделали разделительное ограждение — правильное, красивое; пешеходные переходы, чтобы обезопасить и водителей, и пешеходов. Не один миллион потрачен на эту красоту. Откуда же госдолг? От красоты нашей… Но мы должны уже в целом менять трассу до Красноярска. Так что вопрос этот и актуален, и справедлив. Надо выходить с инициативой (и она уже есть) — как увеличить пропускную способность трассы.

— Елена Степановна Ситникова обратилась к Виктору Михайловичу от имени тех жителей деревни Богословка, у кого на сельском кладбище похоронены родственники, участвовавшие в Первой и Второй мировых войнах, — Мартовский Михаил Афанасьевич, Мартовский Григорий Михайлович, Ситников Степан Фролович: «Мы не можем подъехать к этим могилам в День Победы, в поминальные дни. Просим вас отремонтировать дорогу до кладбища».

Виктор Зимин:
— Есть проблема, но если бы вы знали, уважаемые земляки, насколько наши дороги лучше тех, что в центральной России. У нас уже, пожалуй, только отдельные «узкие места» остались. Дорога эта идёт от Богословки на кладбище круто в гору, отсыпать её — дорого, но прогрейдировать вполне возможно, весной или осенью привести в порядок эти полтора-два километра. Давайте сделаем это, ведь пожилой человек обратился.

— Личный вопрос. Студент Николай Дикобаев, который учится в Москве, интересуется, планируете ли вы, Виктор Михайлович, выдвигать свою кандидатуру на пост главы республики в 2018 году?

Виктор Зимин:
— Николай, спасибо, что смотришь прямой эфир, который идёт у тебя на родине. Если будет оказано доверие президента — пойду на выборы. У нас в России правильная властная вертикаль. Не иметь поддержки Центра — это значит вредить своей территории. Если будет оказано доверие, повторю, обязательно пойду на выборы. Есть ещё нормальные мужские амбиции, я ещё в том возрасте (и здоровье хорошее), когда хочется что-то делать.
А делать есть что. Надо вернуть все долги. Но не забрать деньги у жителей республики, а дать динамику экономическому развитию региона. У меня есть ещё год, и я хочу за этот выборный год (от сентября до сентября), даже если не пойду на выборы, оставить республику с хорошими инициативами, с новыми промышленными и социальными проектами.

— Житель Черногорска Михаил жалуется на бездействие судебных приставов: его на пешеходной зебре вместе с маленькой дочкой сбил пьяный водитель и скрылся. Мужчина выиграл суд ещё в 2010 году, но до сих пор приставы не поймали должника. Что ему делать?

Виктор Зимин:
— Дайте поручение приставам, пусть мне лично ответят.

— Антонина Петровна Чиркова из Бискамжи Аскизского района спрашивает: «Виктор Михайлович, наш дом попал под программу переселения из ветхого и аварийного жилья, но моя семья осталась без квартиры. Что делать?»

Этот вопрос руководитель республики переадресовал министру строительства и ЖКХ РХ Валерию Келину.

Валерий Келин:

— В посёлке Бискамжа было приобретено по этой программе 13 квартир, в 12 люди переселены, но в 13-й квартире в момент оформления документов произошла авария, сейчас силами муниципального образования делается ремонт. К концу следующей недели и эта семья будет переселена.

— Поступил и такой вопрос: «Я живу в Кировской области, хочу принять старообрядческую веру. Можете помочь мне добраться до бабушки Агафьи?»

Виктор Зимин:
— Если все, кто принимает, к примеру, православие или ислам, будут при нашей помощи куда-то добираться, то для республиканского бюджета это будет весьма накладно... К тому же бабушка Агафья — не патриарх старообрядческой веры, а место, где она живёт, — заповедник, и туда нельзя поехать просто так.

— Спасибо огромное, Виктор Михайлович, за откровенный разговор. И теперь хотелось бы узнать: насколько вам полезен такой формат общения?

Виктор Зимин:
— Хочу поблагодарить министров, глав муниципальных образований. Спасибо вам большое за то, что вы все — моя команда, что мы живём одной политической семьёй, отвечая за жизнь каждого человека в регионе. Я волновался сегодня, готовился к эфиру с самого утра, старался отвечать не заученными текстами. Не признаю их.
Я рад, что мы затеяли этот эфир, что он живёт и будет жить. Даю слово, что с каждым вопросом мы будем работать. Всё, что сегодня не осветили, возьмём на контроль. Мы и должны на прямой линии говорить о трудностях, о проблемах. Могу заверить, что все в аппарате работают, все готовы ответить на любые вопросы, кроме пасквилей, откровенной злобы. По большому счёту мы должны любить друг друга, именно это сделает нашу жизнь лучше.
И праздники нам нужны, не такие уж большие деньги на них идут, а сколько радости! Так что давайте думать о прекрасном настроении, начнём готовиться к Новому году уже сейчас, праздников так ждут дети, ветераны…

Оставить комментарий

Тема дня

Люди и есть Родина, они и есть Хакасия

14 ноября состоялась вторая прямая линия «Вопрос главе Хакасии Виктору Зимину». За три с половиной часа эфира Виктор Зимин ответил почти на пять десятков вопросов. Ответы на часть из них мы представляем ниже. Всего поступило около 700 звонков и сообщений.