Творя, волнуясь, волновать других

5 декабря 2017 г. в 12:43

Фото Александра Колбасова

Категория: Культура и спорт

Именно так определяет свою миссию живописец, заслуженный работник культуры Республики Тыва Александр Тырышкин.

На торжественное открытие его первой в Хакасии персональной выставки в Абаканскую картинную галерею пришло немало коллег из Союза художников России, друзей и искренних почитателей творчества. При том, что в Хакасии Александр Георгиевич живёт лишь последние пять лет. Такой он человек — как магнитом притягивает к себе людей. Этим же свойством обладают его картины — реалистичные пейзажи, символичные портреты-притчи, глубокие, полные романтизма образы нашего многогранного мира.
— По отцовской линии у меня алтайские корни. Мой дед Пётр вместе с бабушкой и четырьмя детьми переехал в Туву из Алтайского края ещё в 1912 году, — рассказал Александр Тырышкин. — Есть там деревня Тырышкино — отсюда и наша фамилия. В Туве на свет появилось ещё четверо детей. Матушка моя из Абакана, здесь она окончила педагогическое училище и получила распределение в соседний регион.
Я же родился в 1955 году в селе Балгазын Тандинского кожууна. Художественное образование получил в Кызылской художественной школе, учился у Люциана Петровича Приходько.
Когда пришла пора делать выбор, как послушный сын поступил в Кызылский государственный педагогический институт на физмат. Но очень скоро понял — не моё это дело. В общежитии делал наброски с девчонок-сокурсниц, а они мне за это писали курсовые. Помучившись, через год пошёл в армию.
Тут уж не иначе судьба вела — служил в Подмосковье, в космических войсках. Замполит при каждом удобном случае вывозил нас на экскурсии в Москву. За два года службы побывали во всех музеях, познакомились с массой столичных достопримечательностей. Я же не только приобщался к прекрасному, но и переоформлял воинскую часть.

Отдав долг Родине, решил продолжить обучение в Москве. В Суриковский институт тогда брали после училища, а у меня за плечами лишь художественная школа. Подал документы в Московский государственный заочный педагогический институт. Пять лет учился на вечернем отделении художественно-графического факультета у таких корифеев, как Глеб Борисович Смирнов, Андрей Алексеевич Унковский. Параллельно работал: охранял Третьяковскую галерею. В милиции третий полк как раз занимается охраной исторических памятников, достопримечательностей Москвы. Сначала мне дали комнату в общежитии, а потом и однокомнатную квартиру на Ленинском проспекте. Перевёз в столицу жену с дочкой, а в 1984 году у нас родился сын. В общей сложности в Москве прожили почти десять лет. В Третьяковке тесно общался с работниками картинной галереи и реставрационной мастерской. Постоянно ходил на новые выставки, тем самым получал заряд и энергию для творчества.
Однако в 1985 году решил вернуться в Туву. В Москве сибирякам тесно. Мегаполис давит. Постоянная спешка не даёт сосредоточиться на главном — творчестве. А на родине смог посвятить себя любимому делу. С 1985-го преподавал в Кызылском училище (сейчас колледж) искусств и писал.
За время преподавательской деятельности Александр Тырышкин подготовил более 50 художников-педагогов, многие из которых стали членами Союза художников России. С 1990 года Александр Георгиевич принимает активное участие в российских, республиканских и региональных выставках. А с 2012-го живёт в Абакане и преподаёт в детской художественной школе имени Д.И. Каратанова.

— На этой экспозиции около 40 работ, причём большинство написаны за последние пять лет, что живу в Хакасии, — продолжил Александр Тырышкин. — Большую серию картин из тувинского периода раздал-подарил, в том числе и в музеи. С собой взял лишь пять особенно дорогих мне работ — они есть на этой выставке. Например, несколько полотен посвящены сарыкам (иначе — полорогие быки или яки). В Туве просто запал на этих могучих, красивых, необычных животных. Тувинцы отлично делают сарыков из камня — великолепные вещи получаются...
У Александра Георгиевича, который пишет маслом, быков на картинах хочется погладить — такой шелковистой выглядят их пегие и тёмно-бурые шкуры. Удивительный натуралистический эффект характерен и для других его полотен. На абсолютно символичной картине «Ковыль» — черноволосая девушка в национальной одежде утопила в траве длиннющие пряди своих волос — чувствуешь ветер и чуть ли не запах ковыля. В пейзажах и сюжетных полотнах небо, деревья, степь, горы, реки — пронзительно наши, хакасские. Именно так они выглядят в натуре, в туманной прозрачной дымке, неброские, полные тайны и загадочного смысла.
В полотна из символичной серии — «Отче», «Берёзовый сок», «Чистый холст», «Меж берёз и сосен тихо бродит осень» — автор вложил глубокий смысл. Каждая из картин — это маленькая образная повесть, рассказ, новелла. Например, в «Берёзовом соке» хрупкая девушка-деревце роняет прозрачные слёзы. И ты чувствуешь боль берёз, у которых по весне «добытчики» безжалостно берут их сок.
Невозможно оторвать глаз от картины «Ызых ам», где под бубен шамана взрослые и ребятишки в хакасском аале отмечают день священного коня. Об обычаях и обрядах хакасского народа Александр Тырышкин узнал из книги Виктора Бутанаева «Будни и праздники тюрков Хонгорая». Такую масштабную композицию нужно выносить и выпестовать в своей душе, проникнуть в детали быта и наполнить глубоким смыслом бытия.
— Искусство должно волновать человека, — убеждён Александр Георгиевич. — Хорошая музыка, танец, картина просто обязаны «будить душу от мелочей будничного».

Елена ЛЕОНЧЕНКО

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.