С цифрами наперевес

14 декабря 2017 г. в 12:30

Рисунок Ларисы Бакановой

Категория: В Хакасии

Вы не замечали, что магия цифр оказывает на людей поразительный эффект? Достаточно какому-либо человеку, претендующему на роль эксперта, начать сыпать цифрами, как уровень доверия к нему повышается многократно. И пусть человек ошибается или намеренно лжёт, сравнивает холодное с жидким, твёрдое с горячим. Для широких масс это уже не имеет значения. Они тонут в цифрах. И, утопая, всё больше верят тому, кто погружает их на дно сомнительной информации и необъективных выводов.

Не исключено, что и среди читателей газеты «Хакасия» есть люди, угодившие в такую ловушку. Случиться такое могло во времена, когда тема государственного долга республики не сходила со страниц некоторых электронных СМИ. Умело жонглируя цифрами, местные «эксперты» доносили до читателей одну простейшую мысль: Хакасия обречена на банкротство. Ситуация с наращиванием госдолга приняла необратимый характер.
Прошло время. История с государственным долгом потеряла свою остроту. И информационный пузырь, надутый вокруг неё, лопнул. Но «эксперты», утверждавшие, что решения нет и быть не может, опять на коне. Теперь они рассуждают о неэффективности управления в нашей республике. И вновь с помощью цифр надувают очередной информационный пузырь.
На этот раз в его основу положен тезис о том, что проседание малого бизнеса в Хакасии на два-три процента является следствием неграмотной экономической политики. Потому что в Новосибирской области, например, за аналогичный период поступления от него в бюджет выросли почти на треть. При этом под малым бизнесом в Хакасии понимаются все физические и юридические лица, работающие на так называемых налоговых спецрежимах (вменёнка, упрощёнка, патентная система, единый сельхозналог). Тогда как в республике множество представителей малого бизнеса, кующих деньги вне этих самых спецрежимов. А значит, в статистику не попадающих, что уже ставит под сомнение объективность «экспертных» подсчётов.
Тем не менее, если сложить всех плательщиков, по спецрежимам отчисляющих в наш бюджет налоги, то мы увидим, что малый и средний бизнес приносит нам 950 миллионов рублей доходов. При этом общий размер собственных доходов республики (включая малый бизнес) в 2018 году должен составить почти 18 миллиардов рублей. То есть, переводя налоги от малого и среднего бизнеса в проценты, мы получаем лишь шесть процентов налоговых поступлений, идущих в наш бюджет от этой сферы экономики. А если мы возьмём Новосибирскую область, где уровень собственных доходов областного бюджета совершенно иной (105,2 миллиарда рублей), то увидим, что поступления от малого и среднего бизнеса наполняют казну лишь на три процента от размера общих собственных сборов.

Так где более эффективное управление? Там, где малый бизнес формирует шесть процентов собственных доходов региона, или где он приносит в региональную казну лишь три? Но этим вопросом граждане, жонглирующие цифрами, не задаются. Вместо этого они предпочитают размышлять об упущенной выгоде, имея в виду недополученные налоговые доходы от предпринимательской сферы. Иными словами, делят шкуру неубитого медведя. Что же, давайте и мы пройдем этот логический путь до точки.
Представим, что налоговые поступления от мелкого и среднего предпринимательства в республике не упали, а выросли на треть. Что же мы получим? А получим мы, допустим, 1 миллиард 200 миллионов налоговых поступлений, вместо 950 миллионов, которые реально поступили в бюджет республики в 2017 году. Конечно, 250 миллионов рублей на дороге не валяются. Но Хакасии для выполнения обязательств по соглашению с минфином России, под которое федеральный бюджет выделил нам 16 миллиардов на погашение госдолга, нужно собрать дополнительно не 250 миллионов рублей налоговых поступлений, а два миллиарда. И тут никакими повышенными сборами с малого бизнеса не обойтись. Существенно помочь в исполнении повышенных обязательств способны лишь крупные налогоплательщики. С ними и ведёт работу исполнительная власть. И наш политический опыт подсказывает, что поставленная задача будет выполнена. Уместно ли тогда будет и дальше надувать пузырь о неэффективном госуправлении республикой?

Что же касается развития самого малого бизнеса, то, на наш взгляд, пришла пора услышать точку зрения нашего коллеги, депутата Верховного Совета Хакасии пяти созывов Геннадия Цыпышева. Он неоднократно заявлял, что заботой о малом бизнесе следует заниматься гос-комитету по занятости, а вовсе не республиканскому министерству экономики. А всё потому, что налоги от этой сферы должны носить исключительно регистрационно-учётный характер. В переводе с чиновничьего на русский это означает, что мелкие предприниматели должны лишь значиться в официальной статистической отчётности (для понимания того, сколько их на самом деле) и обеспечивать занятость своих работников, снижая тем самым статистику безработицы, а уж сколько они при этом платят налогов, далеко не главное.
Тем более, что своё государство с них всё равно возьмет. В виде транспортного ли налога, налогов на землю или имущество. Косвенных, неявных платежей, которые платит малый бизнес, вполне достаточно. И они лишь возрастают по мере развития предприятия. Поэтому в плане сбора налогов малый бизнес лучше оставить в покое. Тем более, что становым хребтом и хакасской, и российской экономики являются предприятия группы «А» (так их называли в Советском Союзе). Это заводы и производства, на которых трудятся тысячи и десятки тысяч человек. Будут такие производства в России, будет вокруг них и малый бизнес. А если не будет новых предприятий группы «А», то весь наш малый бизнес обречён постоянно ходить с протянутой рукой, требуя господдержки. И деятельность его при этом будет концентрироваться преимущественно в сфере купли-продажи, причём объектом торговли выступят товары, произведённые преимущественно за пределами России и уж точно не созданные на территории Хакасии. Нужен нам такой малый бизнес? Предлагаем читателям ответить на этот вопрос самостоятельно. Для нас же очевидно, что никакого экономического рывка с таким предпринимательством стране не совершить. В этой части господам экспертам, утверждающим обратное, обманывать людей совершенно не стоит.

Таким образом мы имеем ситуацию, в которой наращивание поступлений в бюджет республики от малого и среднего бизнеса не способно сколь-нибудь кардинально изменить картину налоговых поступлений. А что же на неё влияет в куда большей степени?
Такой экономический термин, как показатель валового регионального продукта на душу населения (ВРП). То есть ВРП — это стоимость всех произведённых в Хакасии товаров за год, разделённая на количество проживающих здесь людей. По уровню ВРП с 2013 по 2015 год Хакасия находилась на 44-м месте среди 85 российских регионов. То есть в золотой серединке.
В год ВРП на одного человека в нашей республике составлял 266 тысяч рублей в 2013 году и вырос до 320 тысяч в 2015 году. Это то, сколько мы зарабатываем как регион России. Для понимания: самый малый ВРП в стране в 2015 году был равен 116 тысячам в год на человека, а самый большой составлял без малого 500 тысяч рублей (Ямало-Ненецкий автономный округ). Вот такие диспропорции по одному из ключевых показателей, отражающих реальное положение регионов, наблюдаются на просторах нашей Родины.
При этом в 2014-м наш ВРП вырос на 11 процентов по отношению к 2013 году, а в 2015-м подрос ещё на восемь процентов. Для сравнения: Кемеровская область росла за тот же период на 12,7 процента, а затем на 12 процентов. Близкий к нам Красноярский край за то же время показал рост на 12, а потом на 14 процентов. При этом образцово-показательная по многим статьям Белгородская область выросла на восемь, а потом десять процентов.
Внимательный читатель наверняка задастся вопросом: к чему весь этот поток цифр? А к тому, что показатели роста по России за единый временной промежуток везде примерно одинаковы и отличаются лишь на два — четыре процента. Никаких скачков в 10 — 20 процентов мы по стране не наблюдаем. Это говорит о том, что региональные министерства экономик могут хоть из штанов выпрыгнуть, но результат выше названного не получить. Всё потому, что глобальные правила жизни регионов в России задаёт федеральный центр, сначала собирая налоги из субъектов страны, а затем возвращая их обратно. Уместно ли при понимании этого факта вешать всех собак на министерство экономики Хакасии?

Впрочем, продолжим. Для того, чтобы понять, как выглядит картина региональной жизни после федеральных отчислений, мы должны проанализировать другой важнейший показатель, отражающий жизнь субъектов страны. Речь идёт уже о бюджетной обеспеченности на душу населения, то есть о том, сколько тратит на каждого жителя республики совокупный бюджет региона. По этому показателю Хакасия находится на 55-м месте среди 85 субъектов Российской Федерации с цифрой 49 тысяч бюджетных расходов на каждого жителя республики в год. По этому показателю 30 субъектов России живут хуже нас, а 54 лучше. И вновь зададимся вопросом, так где же мы имеем неэффективное государственное управление?

В 30 регионах, где уровень бюджетной обеспеченности меньше, чем в Хакасии? Или 54 региона управляют своими делами лучше нас на основании того, что там показатель бюджетной обеспеченности выше нашего?
Вы ещё не устали от цифр и вопросов? Увы, без них никак, если мы действительно хотим понять, от чего же зависит благоденствие Хакасии и каждого, кто живёт на этой земле.
Для этого нам нужно разобраться с ещё одним понятием под названием «дотация на выравнивание бюджетной обеспеченности». Это те средства, которые направляет в регионы федеральный центр, чтобы снизить разрыв в уровне ВРП и уровне налоговой отдачи, который, как мы выяснили, в регионах очень разнится.
Нам, например, названной выше дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности в год перепадает в среднем около трёх миллиардов рублей на 540 тысяч жителей республики. А Дагестану, где проживает три миллиона человек, поступает 52 миллиарда рублей в год. Если бы эти средства делились исключительно в привязке к количеству населения, проживающего в том или ином субъекте России, то Хакасия по «дагестанской» логике должна была бы получать 15 с половиной миллиардов рублей ежегодно.
Очевидно, что с таким уровнем федеральных поступлений мы бы вовсе не вели разговоры об уровне нашего государственного долга или неэффективном госуправлении на основании снижения налоговых платежей от малого бизнеса на два-три процента. «Но Дагестан далеко», — наверняка скажет кто-то из читателей. «Хорошо, — согласимся мы. — Давайте возьмём пример поближе».
Республика Тыва, где проживает 320 тысяч человек. Близко? Очень даже. Так вот, исходя из численности населения к нашим соседям должно приходить названных выше дотаций на сумму в два миллиарда рублей, а приходит 14 с половиной миллиардов. Всё это говорит о том, что объективных критериев распределения дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности не существует. Есть субъективные решения. Дагестан находится на переднем крае борьбы с терроризмом. И выделение средств в этот сложный регион — не самый худший вариант, с учётом возможных альтернатив. В Туву средства идут в том числе и потому, что это пограничный регион России с малоразвитой пока инженерной инфраструктурой, особенно в системе ЖКХ.
Рассуждать на подобные темы можно долго. Но исключительно умозрительно. Тогда как у федерального центра, очевидно, есть свои резоны, о которых мы с регионального уровня можем просто-напросто не знать. Между тем, именно системное выделение названной выше дотации коренным образом влияет на уровень консолидированного ВРП и уровень жизни в разных точках России, а вовсе не поступления от малого или среднего бизнеса.
Есть и ещё один важный показатель регионального развития — инвестиции. И их снижение так же ставят в вину экономическому блоку правительства некоторые граждане, выступающие в роли экспертов. Правы ли они? Об этом мы с вами поговорим в следующем материале.

Сергей КОМАРОВ,
заместитель председателя Верховного Совета РХ

Виктор ЛЕБЕДЕВ,

член президиума Верховного Совета РХ

Материалы по теме

Оставить комментарий

Тема дня

Принцип «Всё лучшее — детям!» никто не отменял

Газета «Хакасия» продолжает раскрывать тему исполнения указов президента России в Республике Хакасия, и на этот раз мы коснёмся такой важной сферы современного общества, как образование. Указ № 599 так и звучит: «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». С ним тесно перекликается указ № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики».