Абаза. Начало новой истории

4 января 2018 г. в 17:34

Фото Александра Колбасова

Категория: В Хакасии

Условная отметка — ноль

Если глянуть в наклонный шахтный тоннель с нижней точки, непременно возникнет ассоциация с эскалатором подземки. Та же убегающая в неизвестность лента, такой же нависающий округлый свод, тот же скрип механизмов. Хотя стоп!
Скрипа нет. Механизм работает, как смазанные часы — без стука, без шума, без шмяка и бряка. Лента плавно уходит вверх, затем поступательным манёвром возвращается обратно. При этом каждый валик крутится, каждый болт стоит на месте, а сваи, буквально вгрызенные в скалу, держатся, как литые.
Это и есть изделие уральских мастеров с Александровского завода — 400-метровый конвейер для транспортировки руды.
Журналистам газеты «Хакасия» и компании «РТС» понадобилось 30 минут тяжёлого, потного, одышечного и матерного подъёма, чтобы преодолеть эти 400 метров. Век не забуду!
Шахтёры Абазинского рудника справились гораздо быстрее — всего лишь за 14 (!) месяцев. Но если мы шагали вверх не спеша, с оттягом, передышками и условными перекурами (курить в шахте нельзя), то горняки ни на минуту не прекращали своего прорыва через сплошную массу горных пород и совершили то, что вообще-то принято называть подвигом.

Условная отметка 50 метров

Шагающий впереди, а заодно щадящий наше самолюбие Сергей Замятин, главный инженер Абазинского рудника, милостиво тормознул и заговорил:
— Ни история СССР, ни история постсоветского пространства не знала подобного. Вы только представьте монолитную скалу, через которую надо прорубить тоннель длиной в 400 метров, да ещё под углом 14 градусов вверх. Раньше такое делали минимум за три-четыре года. Шахтостроевские конторы советского времени растягивали это на десятилетия. Тот же горизонт обычно строился за 14 лет — мы построили за 14 месяцев!
— И заметьте, — пришёл снизу голос директора ООО «Абазинский рудник» Александра Жукова, страховавшего журналистов с тыла, — в основном работа производилась вручную, можно сказать, врукопашную. И ведь мало того что задача изначально была экстремальной, по мере её выполнения гора взялась показывать характер…
— В момент проходки, — поддержал директора главный инженер, — главная неприятность — это угодить в мягкие породы. Один неверный шаг — и весь купол сложится внутрь, тогда приехали. И, к сожалению, именно с тем мы и столкнулись. Сейчас пройдём дальше, и сами увидите…

Условная отметка 100 метров

И вновь одолевая подъём на глубине в 700 метров, где-то под горой начинаешь уже совсем не завидовать работникам шахты.
— Эти 400 метров, — притормаживает Сергей Замятин, — мы шли кусками по метру, по 50, а то и по 30 сантиметров — по ситуации. Как только возникала угроза обрушения, сразу начинали опережающее крепление. После чего наши проходчики откладывали в сторону буры, взрывчатку, хватали отбойные молотки и, как сказал Александр Аркадьевич, двигали врукопашную на стену…
В прежние времена в шахте работали 1280 человек. Сегодня здесь трудятся 435 (всего на руднике 700). Они в итоге и дали нужный результат, буквально на себе втаскивая в новую проходку бетон, арочные крепления в 15 квадратов, спецпрофиль-22 (это значит, один погонный метр весит 22 килограмма) и всё остальное, вплоть до последнего болта. Однако мало притащить, надо ещё поставить, закрепиться, прибуриться…
— Фактически мы выполняем послание президента, — в свою очередь заметил Александр Жуков, — увеличить производительность рабочих мест. И то, что было не под силу 1280 шахтёрам, сделали 435. И это настоящий трудовой подвиг!
Хотя поначалу всё было не так радужно. Когда стало ясно, что предыдущий собственник не справляется, глава Хакасии Виктор Михайлович Зимин в начале сентября 2016 года направил в Абазу свою команду.
Момент был критический. Стоял вопрос о затоплении шахты, письменные уведомления уже были направлены во все органы, энергетики готовились обесточивать рудник. И тут приезжаем мы. С нами Владимир Николаевич Штыгашев, чтобы поддержать. Собираем в ДК коллектив. В итоге возник примерно такой разговор:
— А чего вы приехали?
— Да ничего. Приехали, посмотрели: предприятие хорошее, может работать.
— А как? У вас деньги есть в кармане?
— Они есть у вас, только надо поработать немножко!
Зал разговор воспринял без энтузиазма. Но общение продолжил:
— Чего делать-то будем?
— Да строить шахту начнём!
— А денег хватит?
— Ну, если не начнём, то и не узнаем, хватит или нет. Давайте начнём!
— Ну, давайте…
И мы начали. Строим — хватает. Строим — хватает. И так постепенно-постепенно стали вкатываться, наращивать объёмы, запустили технику и за 14 месяцев сделали, по сути, новое предприятие и внедрили новую технологию…
— А вот с этого момента можно подробнее? — это уже вопрос из тоннеля.
— Да запросто, но уже на середине конвейера…

Условная отметка 200 метров

Попыхтели дальше и на экваторе прислушались к Сергею Замятину.
Итак, ради чего абазинские шахтёры 14 месяцев упирались в новой проходке и чего, собственно, добилось нынешнее руководство предприятия, затолкав под землю большой транспортёр и прочее оборудование на сумму в 47 миллионов рублей?
На давно отлаженном 95-м горизонте железная руда практически закончилась. И чтобы рудник продолжил существование, была поставлена задача достигнуть нового рудного тела, которое залегает между 95-м и 200-м горизонтами и где запасы руды оцениваются в 25 миллионов тонн. По факту это означало обеспечить добычу и подъём руды на поверхность. И тут в принципе не было бы шансов на успех, если бы в своё время мудрый директор рудника Николай Иванович Байбородов не начал разработку 200-го горизонта. Был задел.
Дальше пара моментов. С одной стороны, мотивированный на спасение предприятия коллектив взялся отчаянно пробивать тоннель для конвейера и подэтажи между 95-м и 200-м горизонтами для добычи руды. С другой, по приказу главы Хакасии в дело включились его первый заместитель Олег Нам и министр экономического развития Татьяна Пауль. И после того, как платформа доверия была создана, к ситуации подключился Виктор Михайлович Зимин. Он провёл встречу с собственниками компании «ЕВРАЗ», и стороны пришли к соглашению.
После чего ЕВРАЗ прокредитовал Абазинский рудник на 350 миллионов рублей, и предприятие закупило необходимое оборудование. Рудник вложил свои средства в проходку и строительно-монтажные работы. Для удешевления процесса на предприятии был возрождён механический цех, чьи мастера внесли значительный вклад в общее дело.
Таким образом, Абазинский рудник вновь попал в уникальную историю, фактически построив сам себя. То есть никаких подрядчиков, субподрядчиков, всё за свой счёт и своими силами. Что касается Евраза, в течение трёх лет всё будет возвращено ему и даже с процентами…

Условная отметка 400 метров

Чтобы завершить разговор об уникальности применённой технологии, нам всё-таки пришлось подняться до высшей точки конвейерной ленты, по которой беспрерывным потоком неслась руда. И пока шли, то и дело звучал голос Сергея Замятина: «Смотрите, господа, работает!» Что в определённом смысле было сродни возгласу: «И всё-таки она вертится!»
Если говорить о самом процессе, он выглядит гениально просто. Добытая на подэтажах между 95-м и 200-м уровнями руда сбрасывается в бункер-накопитель. Оттуда поступает на малый конвейер, с него уходит на большой 400-й метровый, который и вывозит добытое с 200-го уровня на 95-й (это как с первого этажа подняться на девятый). Там руда грузится в вагоны, которые электровозом доставляются до устройства под названием «круговой опрокид». Вагон загоняется внутрь, опрокидывается, и руда попадает в очередной бункер, откуда уходит на скиповой подъёмник и дальше на обогатительную фабрику, где её превращают в железный концентрат.
Существенная деталь. По прежней технологии руду размельчали в мельнице и только затем поднимали на поверхность. Сейчас этого не требуется, и руда любой фракции сразу идёт на фабрику.

Условная отметка — обратно

— Сергей Георгиевич! — кричу я на спуске обратно. — Мы сейчас наблюдали начало полноценной работы шахты?
— Пока нет! — слышу в ответ. — Идёт обкатка оборудования. Чтобы начать полноценную работу, необходимо набурить скважины. Надо ещё январь на это потратить, и тогда в феврале начнём работу, как в прежние времена, даже лучше. Заверяю, Хакасия ещё будет гордиться нашим предприятием…
В качестве резюме. Случившееся в конце декабря, пожалуй, стало главным итогом 2017 года. Глава Хакасии Виктор Зимин сдержал данное слово, и Абазинский рудник работает. Трудно, с проблемами, идя по лезвию, но работает. Это главное! Виктор Михайлович, конечно, сюда приедет, спустится под землю, всё увидит и обязательно поблагодарит людей за терпение, за мужество и за их трудовой подвиг. Это нужная победа, и мы её все ждали.

Юрий АБУМОВ, Абаза

Оставить комментарий

Тема дня

Святая водичка, помоги!

Крещение Господне — христианский праздник, установленный в честь события евангельской истории — крещения Иисуса Христа в реке Иордан Иоанном Крестителем.