Сыр — всему голова

11 января 2018 г. в 12:26

Бондаревцу Николаю Проценко любая работа по плечу. Он сам косит сено, руководит работой двух производственных цехов, реализует продукцию и возглавляет сельхозкооператив. Фото Александра Колбасова

Категория: В Хакасии

Молочные реки, сырные берега. Два небольших цеха сельхозпотребкооператива «Бондаревский» производят продукцию поистине в сказочных объёмах.

Полтора десятка пар рук ежедневно лепят около сотни килограммов мясных полуфабрикатов и варят, заплетают в косы, коптят от 80 до 350 (в зависимости от времени года) килограммов сыра. При этом производственный процесс в «Бондаревском», насколько это возможно, приближен к домашнему — здесь используют только натуральное сырьё, а машинный труд сведён к минимуму.
— Это наша принципиальная позиция — кормить людей качественными продуктами, приготовленными по традиционным рецептам, — пояснил руководитель СППК Николай Проценко. — Единственный консервант, который мы используем во всех блюдах, — поваренная соль. В сочетании с вакуумной упаковкой и абсолютной стерильностью на протяжении всего цикла производства этого вполне достаточно для длительного хранения в неизменном виде сыра, не говоря уже о мясной заморозке.
Верность традициям для Николая Дмитриевича — не просто красивые слова. Он сам является продолжателем главного дела отца. В своё время Дмитрий Фёдорович Проценко руководил бондаревским совхозом, который входил в число самых крепких хозяйств юга Красноярского края.

— При отце совхоз был миллионером. Силами местного свинокомплекса на 20 тысяч голов, большого стада крупного рогатого скота, табуна лошадей, 30-тысячной отары овец Бондарево производило такое количество мяса, которого с избытком хватало на то, чтобы прокормить полрайона, — рассказал глава кооператива. — В 1990-х хозяйство обанкротилось. Полностью реанимировать ферму при всём желании не представлялось возможным. Зато на её месте реально было создать новое предприятие. Этим я и занялся.
Начал Николай Дмитриевич с небольшого крестьянско-фермерского хозяйства по производству молока для оптовой продажи. То, что дело это оказалось невыгодным, стало понятно уже в первые месяцы работы. Однако отступать перед трудностями начинающий фермер не стал, решил организовать собственную переработку.
— Вот тут-то мне и пригодились образование инженера-механика и большой опыт работы в сельхозотрасли, — продолжил Николай Проценко. — Объехав множество хозяйств и внимательно изучив разного рода производства, я выкупил в одном из них оборудование для переработки молока. Самостоятельно переделал его под минисырзавод. Пригласил из Краснодарского края трёх мастеров для обучения наших специалистов сыроварению. И когда дело пошло на лад, объединил односельчан в перерабатывающий потребкооператив по сбору молока. Теперь у каждого из 120 членов СППК всегда есть куда сдать излишки от надоев. Мы же со своей стороны обеспечены бесперебойными поставками сырья для производства фирменного продукта.
Бондаревские сыры делают в просторном зале самого большого здания на территории предприятия. Пройдя через пастеризатор, отборное молоко перекачивается в огромную ванну вместительностью в одну тонну. Здесь к нему добавляется сычужный фермент, и спустя несколько часов молоко заквашивается до состояния сырной массы. Дальше она поступает в специальный аппарат, который отделяет сырное зерно от сыворотки. На этом автоматизированная часть процесса завершается. Теперь за дело принимаются местные умелицы.

— Работать с сырной массой, в общем-то, несложно. Она эластичная и послушная, как тесто, — рассказала работница цеха Антонина Сегбе. — Особенно легко делать сырные булки — они у нас небольшие, по 300 граммов каждая. Сверхсил на их формирование не требуется. С рулетами и чечилом дело обстоит несколько иначе — здесь каждый кусочек нужно правильно нарезать, а после аккуратно свернуть или заплести в косицу.
Варят в потребкооперативе семь сортов сыра. Адыгейский, сулугуни, балык, чечил копчёный и натуральный, спагетти — все на основе одного, рассольного, сыра. Казалось бы, традиционному, а потому непритязательному кисломолочному продукту выстоять в условиях жёсткой конкуренции, когда прилавки магазинов буквально ломятся от многообразия сортов, совершенно невозможно. Ан нет! Бондаревские сыры не только знают, но и любят, в том числе за пределами Хакасии. Особым спросом местные сулугуни-балыки пользуются в Красноярске. Каждый месяц завод направляет туда до десяти тонн вкусного и натурального груза.
На ура у жителей республики расходятся и мясные полуфабрикаты СППК. Делают их в соседнем здании. Вход в святая святых — в собственно производственные помещения — без спецодежды строго запрещён. А так, не будь единой для работниц и посетителей униформы, цех полуфабрикатов вполне сошёл бы за обычную кухню, правда, очень просторную и с большим количеством хозяек. Просто рабочая обстановка здесь совершенно особенная, почти домашняя: всё помещение залито солнечным светом, из угла разговаривает радио, а в центре стоит большой стол, сплошь засыпанный кружочками из теста и заставленный мисками с фаршем... Руки сами так и тянутся полепить пельмени.
— Моя норма — 15 — 20 килограммов в день, — ловко заворачивая мясо в лепёшечку, огорошила Нина Тюмерекова, одна из шести лепщиц. — Для опытной пельменщицы почти с десятилетним стажем такая выработка — обычное дело. К тому же я с детства люблю вот так, большой компанией, дружно, без суеты, лепить пельмени. Своих же домашних усадить за это занятие у меня никак не получается. Разве что в качестве едоков. Вот тогда от желающих отбоя нет — очень уж вкусные у нас здесь получаются пельмени.
— А по-другому и быть не может, — поддержала коллегу Вера Чепчигашева. — Всё-таки полуфабрикаты сделаны из самых что ни на есть натуральных продуктов. Кроме муки и специй, всё своё, с фермы.

К слову, о ферме. За 20 лет усиленной работы Николай Проценко сумел увеличить некогда небольшое КФХ в несколько раз. Сейчас здесь содержатся без малого 200 голов крупного рогатого скота и 350 овец. За хозяйством глава фермы ходит наравне с другими работниками. Даже сено Николай Дмитриевич косит сам, на пару с ещё одним трактористом.
— Как у меня на всё хватает сил и времени? Видимо, сказывается привычка трудиться: шутка ли, больше 30 лет без выходных и больничных! — с улыбкой ответил Николай Проценко. — Но главный секрет успеха всё-таки в том, что я по-настоящему люблю дело, которым занимаюсь.

Татьяна ГОЛОВКОВА,
Бейский район


Антонина Сегбе умеет заплетать сыр в косы.

 

 На правах рекламы

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.