Объясни, обличи, только не молчи

18 января 2018 г. в 12:04

Коллаж Ларисы Бакановой

Категория: Криминал, происшествия

История 32-летнего черногорца Антона Сердюкова, о которой «Хакасия» рассказывала ранее, продолжает обрастать новыми подробностями. Напомним, в марте 2017 года программист был задержан в Санкт-Петербурге по обвинению в распространении через Интернет с помощью пиринговых сетей видеофайла с детской порнографией, хотя вещественных доказательств его вины во время проведённых обысков оперативники не нашли.

Почти полгода молодой компьютерщик провёл в СИЗО, а в настоящее время находится под домашним арестом. Суд над ним начался 29 августа. Дело рассматривается в Черногорске в закрытом режиме.

«Гость» из будущего

Отец Антона Геннадий Фёдорович — доцент ХГУ с большим стажем работы, к тому же имеющий статус эксперта в области информационных технологий, знает, что сын преследуется незаконно, а сам повод для обвинения — возмутительная фальшивка. При этом, будучи в курсе всех деталей и обстоятельств уголовного дела, он в ироничной манере изложил собственную версию начала событий:

«Город Великий Новгород. Ноябрь 2015 года, на часах 17.30, рабочий день подходит к концу. Оперативный сотрудник полиции некто Першин в погоне за показателями по раскрываемости преступлений отчаянно ищет педофилическое видео в сети «Интернет». Ему не даёт покоя установка начальства: «План поиска извращенцев нужно выполнять». Однако чрезвычайно низкая скорость на компьютере не даёт загрузить ни один файл полностью. Першин уже готов всё бросить и пойти домой, как вдруг видит свет, озаривший его кабинет. Перед экраном компьютера чудесным образом открывается портал в виде светящейся арки, а из него к полицейскому тянется рука с компакт-диском и звучит голос: «Першин, я с тобой говорю из будущего, из 2016 года! Скоро мир захлестнёт глобальная катастрофа, разразится порноэпидемия. Ты должен взять этот диск и предотвратить её! Надежда только на тебя». «Из какого времени этот диск и каково его содержимое?» — спрашивает Першин. А голос отвечает: «Этот диск записан 23 марта 2016 года, а файл на нём начинается не то со слова «Pedo», не то с «Preview of»... В общем, не пудри мозги, бери и действуй!..»
Судорожно схватив компакт-диск и вставив его в привод, Першин открывает файл на своём компьютере, оснащённом изъятой в ходе очередного рейда контрафактной операционной системой, и обнаруживает на нём кусок видеоматериала длительностью в 15 секунд (57,8 процента файла) порнографического содержания. Затем дрожащими руками забирает диск из привода и, дабы не спугнуть свалившуюся на него удачу, помещает в конверт с заранее подготовленными подписями понятых и неким документом, обозначенным как «Акт осмотра» от 2 ноября 2015 года. Отправив свежеиспечённый «вещдок» своим коллегам в Хакасию, страж порядка облегчённо выдохнул: «Теперь это не моя проблема».

— Если верить собранной следствием «доказательной» базе, то факт создания нехорошего файла, которого никто в глаза не видел, можно объяснить примерно так, — высказывает мнение Геннадий Сердюков. — Всё обвинение строится на одной-единственной бумажке из города Новгорода — акте осмотра интернет-ресурса, при том, что согласно законодательству Российской Федерации такой документ доказательством быть не может.
По словам Сердюкова-старшего, файл, в распространении которого обвиняется Антон, не обнаружен ни на одном из устройств, изъятых в ходе следствия, отсутствует он и в Интернете. В уголовном деле нет никаких подтверждений передачи этого файла именно от Антона к сотруднику МВД. О каком распространении тогда может идти речь?

Натяжки и нестыковки

В настоящее время доказательства представляет сторона обвинения. В ходе заседаний было допрошено 11 свидетелей, включая оперативных сотрудников МВД. Подсудимый свою вину не признаёт, указывая, что ничего противозаконного он не совершал, а предъявленное ему обвинение строится на несуществующих данных. Антон Сердюков рассказал:
— В показаниях оперативных сотрудников МВД столько нестыковок, что просто диву даёшься. А когда на суде доходит до выяснения принципиально важных вопросов — они просто отмалчиваются, отказываясь отвечать по существу.
Так, сотрудник МВД города Новгорода Дмитрий Першин, давая показания по видеоконференцсвязи, объявил, что файл «Preview of Pedo» он создал самолично, а файл-первоисточник удалил. Но почему в таком случае в распространении файла, который создал Першин, обвиняют не его, а меня? И как может быть доказано соответствие созданного им файла «Preview of» тому файлу, который был удалён?
В ходе допроса новгородского полицейского выяснился и другой интересный момент. Оказывается, при осмотре интернет-ресурса майором Першиным использовалось контрафактное пиратское программное обеспечение, которое, как предположил гособвинитель, передало ему управление (МВД). И как прокурор может строить обвинение, основанное на недостоверных результатах, полученных с использованием пиратского программного обеспечения?
Ничего, кроме недоумения, не вызывает позиция прокурора, который вместо того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации, кинулся «прикрывать» Першина, давая ему подсказки. И это несмотря на то, что надзор за соблюдением законности входит в его прямые обязанности.
А на заседании суда 15 ноября с участием приглашённого специалиста выяснилось, что представленное обвинение основано на сфальсифицированном вещественном доказательстве. А именно: компакт-диск порнографического содержания был создан 23 марта 2016 года, при этом в акте осмотра интернет-ресурса стоит дата: 02.11.2015. То есть диск был записан почти через пять месяцев после оформления сопроводительного документа, когда делом занимался уже не Першин, а его коллеги из Хакасии. При исследовании на порнографию в апреле 2016 года специалисты не зафиксировали номер диска в отчёте. Да и тот ли это компакт-диск, который был записан в Великом Новгороде? Ответы на заданные в связи с этим вопросы во время судебных слушаний не были получены. Прокурор на озвученные результаты осмотра вещдока никак не отреагировал, от проверки факта фальсификации устранился.
Кроме того, в материалах дела на разных страницах заметно различаются подписи одних и тех же лиц, сделанные в Новогороде. Это даёт основание предположить, что в основе обвинения могли оказаться документы, сфальсифицированные в Хакасии.
С учётом сказанного уже не вызывает удивления и то, что все свидетели, вызванные стороной обвинения, ни одного факта моей вины не привели, наоборот, соседи и бывшие коллеги говорили только хорошее. Кроме того, свидетели задержания в Санкт-Петербурге показали, что приехавший из Хакасии следователь Эрентраут вёл себя очень грубо, нарушал мои права, не давая сделать законный звонок адвокату. А допрошенный в суде специалист компании «МегаФон» не подтвердил моё местонахождение в черногорской квартире 2 ноября 2015 года. Представленные документы от провайдера «СибТрансТелеком» также не подтверждают распространение файлов с помощью принадлежащего мне неустановленного компьютера. И, таким образом, на сегодняшний день в суде не было представлено ни одного доказательства события преступления (распространения порнофайла), ни тем более моей причастности к этому делу.

От редакции.

При подготовке материала к печати мы рассчитывали узнать позицию и получить ответы на многие интересующие нас вопросы от представителей «государева ока». Старший помощник прокурора Хакасии по взаимодействию со СМИ Оксана Зайцева дала редакции следующий комментарий:
«Уголовное дело находится в стадии разбирательства, подсудимому продлён срок домашнего ареста. В настоящее время идёт судебное следствие. Правовая оценка представленных доказательств (как со стороны обвинения, так и со стороны защиты) будет дана судом».

Тамара КИРИЧЕНКО

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.