Когда зовут — надо идти...

22 февраля 2018 г. в 12:43

Рисунок Ларисы Бакановой

Категория: Криминал, происшествия

По данным статистики, 40 процентов семейных пар в нашей стране состоят в гражданском браке. Многие считают, что пойти расписаться в ЗАГС — это не главное, и отсутствие штампа любви не мешает.

Конечно, люди самостоятельно принимают решения, какой жизнью им жить. Но всегда ли задумываются о том, что можно ожидать от подобного брака? Какие юридические последствия будет иметь разрыв отношений и кто унаследует совместно нажитое имущество в случае смерти одного из супругов?
Говорят, хорошие союзы удаются в более позднем возрасте, когда двое, оставив за плечами разводы, неудачи, страдания, сходятся с более осознанным стремлением получать простые семейные радости, взаимно проявлять заботу и жить друг для друга. Как это было у абаканцев Елены Коротковой и её гражданского мужа Юрия, который скончался в январе минувшего года.
Пара познакомилась уже в зрелом возрасте, когда найти родственную душу, согласитесь, очень сложно. В ноябре 2009 года разведённый мужчина, имеющий двоих взрослых детей от предыдущего брака, переехал жить к Елене, снимавшей тогда квартиру в аренду.
Юрий с первого дня демонстрировал своей избраннице серьёзные намерения — не раз предлагал оформить с ним отношения официально, звал в церковь венчаться. «Я не понимаю, зачем нам свадьба? — отвечала ему Елена. — У нас всё и так хорошо, мне не нужно дополнительных доказательств». Видимо, она опасалась спугнуть своё счастье государственным штампом. Не хотела выйти замуж, потому что не видела тогда в этом смысла.
Уже через месяц после того, как сошлись, сожители купили «однушку» в ипотеку (в новом жилом доме по улице Стофато республиканской столицы) за 1 миллион 400 тысяч рублей. С тех пор вели общее хозяйство, купили всю необходимую мебель, бытовую технику, совместно оплачивали кредит, взятый в муниципальном банке.
Пока оба работали, всё было хорошо, но потом начались проблемы. Дело в том, что Юрию после банкротства его предприятия, на котором он несколько лет занимал руководящие должности, в 2012 году пришлось уволиться «по собственному желанию» и уйти на пенсию. А поскольку у сожителей было «всё общее, всё наше», то значительная часть взносов по ипотечному договору за покупку квартиры (оформленной на Юрия) оплачена была Еленой.
Также она понесла расходы по приобретению строительных материалов и оплате стоимости ремонта, оплачивала услуги ЖКХ. И всегда была уверена в надёжности человека, которого считала своим мужем. При этом женщина не понимала и даже не задумывалась над тем, чем может закончиться для неё эта история. В общем, жила по известному принципу: «Пока гром не грянет...»
А произошло следующее: после того, как сожитель скоропостижно скончался, наследниками первой очереди в нотариальной конторе были объявлены дети Юрия. Ипотека на тот момент была уже практически погашена, им пришлось заплатить всего 25 тысяч рублей долга. И это единственное, на что потратились взрослые сын и дочь умершего мужчины, получившие в наследство квартиру. В отличие от Елены, которая несколько лет вкладывала деньги и в погашение кредита, и в обустройство «однушки». А в итоге оказалось, что никаких прав на имущество, нажитое в гражданском браке, у неё нет.
Елена Короткова обратилась в Абаканский городской суд с иском о признании за ней права на 1/2 долю собственности на квартиру, но процесс проиграла. Мотивировка судебного решения — отсутствие между сожителями «соглашения о создании правового режима общей собственности в отношении спорного объекта недвижимого имущества». Не согласившись, истица подала апелляционную жалобу в Верховный суд Хакасии, который также отказал, расценив сделанные ею финансовые вложения в квартиру как «материальную помощь» владельцу. В результате вынесенное судом первой инстанции решение вступило в законную силу.
— К сожалению, такие случаи далеко не редкость, — комментирует произошедшее представитель Коротковой юрист Марина Иванцова. — Многие вопросы, которые легко разрешаются людьми, вступившими в законный брак, путём обращения в судебные или другие государственные органы, бывают неразрешимыми в аналогичных ситуациях у лиц, состоящих в так называемом «гражданском браке». Если в традиционном, официальном браке всё нажитое имущество является для супругов совместным, то в неофициальных отношениях оно принадлежит только тому, на чьё имя было куплено. Причём независимо от того, на чьи деньги. А всё потому, что существует пробел в нашем законодательном регулировании: суды, как правило, не хотят разбираться, на какие средства приобреталось имущество. Нет эффективного механизма для того, чтобы это имущество можно было «выжать» обратно или справедливо поделить между гражданскими супругами. Квартира или дом, приобретённые в совместном проживании без регистрации в ЗАГСе, принадлежат лишь тому человеку, на чьё имя записана недвижимость. А когда доходит до наследования, бывшему члену гражданской семьи, даже если он был там прописан, доказать свои права на долю жилплощади практически невозможно.
Между тем в Госдуму внесён законопроект, предлагающий ввести в Семейный кодекс РФ понятие «фактические брачные отношения», которым, по сути, незарегистрированные отношения мужчины и женщины приравниваются к официальному браку по прошествии пяти лет совместного проживания пары со всеми вытекающими правовыми последствиями. А при наличии совместного ребёнка срок сокращается до двух лет.
Впрочем, эта инициатива была раскритикована многими парламентариями. Так, зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина назвала её «вредительством».
«Нельзя относиться к браку, семье и разводам с такой лёгкостью. Фактический брак очень неустойчивый, порождает много семейно-правовых споров... Если мы хотим нанести вред России, то давайте примем такой закон», — сказала сенатор.
Против идеи выступила и глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнёва. Она заявила, что понятие брака чётко прописано в Семейном кодексе РФ, всё остальное считается домыслом.
«Чтобы считаться брачующимися, нужно подать заявление в ЗАГС и зарегистрироваться. Всё остальное — всевозможные придумки», — сказала Плетнёва.
Действительно, люди могут вступать или не вступать в брак по своему личному желанию. Зачем их заставлять это делать? Если, к примеру, мужчина не хочет жениться на женщине, то разве он захочет, чтобы ему автоматически приписали статус мужа? Разве это не нарушение свободы гражданина?
С другой стороны, если уж вас зовут замуж — не лучше ли согласиться и пойти зарегистрировать отношения? Чтобы не остаться после многолетнего сожительства без собственной квартиры и не оказаться на улице, волоча чемоданы с личными вещами...

Тамара КИРИЧЕНКО

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.