Сильная личность с душой романтика

1 марта 2018 г. в 14:52

«Портрет Г.И. Итыгина». Кажется, будто герой лишь на время оставил своё место в круге сидящих. Из собрания новосибирского государственного художественного музея

Категория: Общество

2 марта исполняется 145 лет со дня рождения председателя Хакасского уездного, а затем и окружного исполкома Георгия Итыгина.

Залитый солнцем зал Новосибирского государственного художественного музея. Ах нет, показалось — солнечное сияние исходило от картин, некогда написанных сибирскими художниками в наших краях. «Здравствуй, Хакасия! Здравствуй, родная!» — помню, радостным челноком ходила от одной картины к другой, а потом замерла у третьей. У портрета Итыгина: «Вот вы какой!» Ранее мне доводилось видеть пару его снимков. Но от только что увиденного портрета исходила сила, несравнимая даже с бесценной документалистикой. Картина впечатлила сразу и бесповоротно. Её герой, полузабытый ныне Георгий Игнатьевич Итыгин, волею художника прорывает «громаду лет», являясь всякому посетителю музея «весомо, грубо, зримо».

Захотелось, чтобы эту работу увидели и читатели нашей газеты. Обращение в музей, с которым как-то сразу сложились дружеские отношения, — и вот он, редкой редкости портрет, и сопроводительная статья. Из неё следует, что интересная нам картина участвовала ещё в Первой Всесибирской выставке живописи, скульптуры, графики и архитектуры, что с размахом была устроена в 1927 году. Её в числе шести сотен других экспонатов увидели не только в Новосибирске, но и в Красноярске, Омске, Томске и Иркутске. А затем, по завершении передвижной выставки, портрет лидера молодой Хакасии как одно из наиболее ярких произведений был приобретён для будущей картинной галереи Новосибирска. Тридцать с лишним лет понадобилось, чтобы 45 лучших полотен с той знаменитой выставки нашли своё пристанище в галерее, ставшей впоследствии художественным музеем. И приятно, что «Портрет Г.И. Итыгина» сегодня находится в постоянной экспозиции ведущего центра сибирского искусства.
За это надо сказать спасибо художнику Андрею Николаевичу Никулину. Ученик Каратанова, он работал театральным художником в Красноярске, а в 1925 году перебрался в набиравшую силу столицу Сибирского края. Очевидно, что он бывал у нас, изучал быт и традиции хакасов, и это подтверждает изображённая им сцена камлания у знаменитой ныне Улуг Хуртуях Тас. Очевидно, что и собственно героя художник писал в пору расцвета карьеры Итыгина в Хакасии.
«Аскетичность и замкнутость облика в сочетании с массивностью фигуры, визуально приподнятой над небольшими силуэтами спокойно сидящих людей, создают образ волевого и неподкупного человека, — пишет сотрудник художественного музея Юлия Федорищева. — Резко очерченные контуры фигуры противопоставляются мягко написанным бескрайним просторам с хаотично рассеянными по ним камнями и в то же время словно бы обтекаются, поглощаются пейзажем — и это красноречиво демонстрирует внутреннее единство персонажа с хакасским народом. Несмотря на контрастность планов, картина создаёт ощущение цельности пространства и достоверности ситуации. Кажется, будто герой портрета оставил своё место в круге сидящих и приблизился к художнику».

Что интересно, в 1970-е годы была распространена другая точка зрения художественной критики: мол, «погрудное изображение партийного работника Итыгина на фоне пейзажа с каменными бабами выглядит случайным, как моментальная фотография».
Что на это сказать? Во-первых, наш герой стоял во главе не партийной, а исполнительной власти Хакасии. Во-вторых, современная точка зрения, свободная от былых «измов», куда симпатичнее тем, что трактует работу художника как готовность человека власти защитить свой народ.
Итыгин ведь и правда многое сделал для людей земли хакасской. Признано, что «под его руководством исполком осуществил большую работу по созданию в Хакасии промышленных очагов, преобразованию сельского хозяйства, развитию национальной культуры». Особо отметим, что Георгий Игнатьевич руководил комиссией по созданию хакасского алфавита и составлению первых учебников на хакасском языке. Организовал курсы подготовки национальных учительских кадров. Много работал над тем, чтобы в национальных школах началось преподавание на хакасском языке. Итыгин это дело любил и понимал его значение. Ведь сам он ещё до революции немало лет учительствовал. И даже редактировал ежемесячный журнал «Сибирская школа», выходивший в 1916 — 1917 годах.

Это лишь некоторые факты из статьи историка Алексея Гладышевского, опубликованной в нашей газете более 15 лет назад. Алексея Николаевича, доброго друга редакции, уже нет с нами, а я до сих помню, с какой улыбкой он рассказывал о своём исследовании. Так улыбаются скромные люди, которые понимают, что сделана действительно хорошая работа. В её основе архивные материалы, часть которых просто потрясает воображение.
Как вам такой факт, что в марте 1925 года Георгий Итыгин выступил на съезде уездного Совета с докладом о создании Тюркской республики в составе РСФСР? Опираясь на идею об объединении Хакасии и Ойротии, которую после Февральской революции вынашивали национальный лидер хакасов Степан Майнагашев и именитый алтайский художник и общественный деятель Григорий Гуркин, он пошёл дальше: а не пригласить ли в союз Танну-Туву (Урянхай)?
Говоря о Саянах, Георгий Итыгин отмечал, что «эти грандиозные колоссы покрыты густой девственной сибирской тайгой, она, как безбрежное море, не знает своих берегов. Вы помните шум тайги, её таинственные шорохи и чары, и горы, волшебные лики, наполняющие её. Не одно русское сердце сжималось перед грозной загадочной тайгой. Такое понятие рисуется человеку, чуждому охотничье-тюркским интересам и пониманию. Но такая тайга лишь для тех, кто кровно с нею не сжился и кому она кажется мачехой. Для хакаса, ойрота и урянхайца она вовсе не тайга, а кормилица». Ну, а «снежные пики и длинные профили» гор лишь «кажутся непроходимыми и недоступными». По мысли докладчика, например, от села Матур до Улалы (теперешнего Горно-Алтайска) можно проложить шоссейную дорогу, и тогда «сказочная и недоступная местность оживится, и неисчислимые богатства польются в союз респуб­лики. Мы оживим тайгу, вскроем новые источники для нашей промышленности». А с Урянхаем «радио, телефон и аэропланы дадут полную возможность координировать управленческий аппарат, вести культурную работу, постоянное самообщение <...> народов».

Доклад как красивая мечта Георгия Итыгина, подчёркивал Гладышевский, произвёл на делегатов большое впечатление. Но дальше поручения съезда
уисполкому войти в переговоры с соседями дело не пошло. После переполоха в партийных кругах на уровне края («вопрос, по своему характеру сугубо политический, попал сразу на cъезд Cоветов и принял характер массовой кампании») стало понятно, как мечтать вредно.
А впрочем, не итыгинская ли мечта способствовала повышению статуса родной нам земли? Позднее, но в том же 1925 году, Хакасский уезд был преобразован в Хакасский округ. Сам же Георгий Игнатьевич был избран председателем окрисполкома. И в этот период им было сделано многое — особенно в области просвещения.

В марте 1927 года он получил назначение в Новосибирск. В краевом отделе народного образования возглавил совет по просвещению национальных меньшинств. Работал, писал статьи для ведомственного журнала. Встречался ли он тогда в столице Сибирского края с художником Никулиным, сейчас точно никто не скажет. Но факт, что именно в ту пору Итыгин как главный персонаж творческого произведения стал многим известен. Ведь с января по май 1927 года выставка путешествовала по городам Сибири.

5 декабря 1928 года он ушёл из жизни. Сильная личность со светлой душой, он, наверное, и представить не мог, каким рикошетом ударит по политическим и общественным деятелям Хакасии, Ойротии и заодно Шории та самая мечта о республике. Обвинительные приговоры после процесса о «Союзе сибирских тюрков» в 1934 году, расстрелы в 1937-м... Надолго был забыт и сам Георгий Итыгин.

...Сегодня его имя носит одна из улиц Абакана. И в силу столпотворения на ней торговых баз оно даже на слуху. «Итыгин, Итыгин...» А кто он, как выглядит? Спасибо, что о нём успели рассказать учёный-историк и художник.

* * *

Знаете ли вы, что...

• Георгий Итыгин родился в селе Чебаки в семье земледельцев. Его отец Игнатий Васильевич — хакас, мать Матрёна Сергеевна — русская.
• За многолетний учительский труд Георгий Игнатьевич был награждён серебряной медалью «За усердие».


Вера САМРИНА

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.