Память о Живило

8 марта 2018 г. в 14:47

Коллаж Ларисы Бакановой

Категория: Культура и спорт

Сегодня завершаем рассказ о судьбе известного художника и журналиста Марка Живило и его выставке, которая сейчас проходит в Абаканской картинной галерее. Начало — в номере газеты «Хакасия» за 1 марта 2018 года.

Литературные способности Марку Живило передались от родителей. И отец, и мать были начитанными, образованными людьми. Они умели излагать мысли образным, выразительным языком. Больше того, у обоих был опыт журналистской работы. Отец, Феодосий Филиппович, с девяти лет работал в типографии печатником-линотипистом. Повзрослев, начал писать интересные статьи об искусстве. Мама, Елизавета Ивановна, работала ответственным секретарём в редакции газеты «Тревога». Написала книгу «Белая верблюдица». Когда ей исполнилось 70 лет, она выслала рукопись сыну. Опубликовать книгу так и не удалось. Но один экземпляр сохранился в семейном архиве. Впрочем, как и фельетон Феодосия Филипповича «Опомнитесь!», написанный сто лет назад для газеты «Известия», личные дневники Живило-старшего, переписка матери с сыновьями, Марка с младшими братьями, газеты с его статьями и, конечно же, рисунки, рисунки, рисунки...
— Этот архив начали собирать родители Марка Феодосьевича, а он продолжил и приумножил за счёт собственных работ, — рассказала племянница художника Ирина Горская. — У дяди был большой двухтумбовый стол, в который он на протяжении 30 лет складывал важные документы, а также рабочие материалы, в том числе для будущей книги. После дядиной смерти стол решили освободить. Содержимое разложили по коробкам. Получилось восемь штук и один чемодан. Более десяти лет архив находился у Лёвы, младшего сына Марка Феодосьевича. А в 2003 году брат передал его на хранение мне.
Разбирать содержимое коробок Ирина Анатольевна начала по возвращении домой в Черногорск. Она давно хотела уточнить, какую награду с опозданием в 40 лет получил дядя за участие в бою на одном из фронтов Великой Отечественной войны. Тогда он был ранен третий раз. Думала, орден Красной Звезды, оказалось — орден Славы III степени. И это было далеко не единственное открытие, которое она сделала благодаря исследованным документам.
Бережно хранимые на протяжении нескольких десятилетий материалы открыли множество неизвестных фактов из биографии родных Марка Живило. Став хранительницей семейного архива, Ирина Анатольевна всё своё свободное время стала посвящать изучению документов и приведению их в порядок. На протяжении 15 лет она описывала фамильное наследие (забегая вперёд, скажем, что в итоговый перечень вошло более 8,5 тысячи документов!). Разбирала в хронологическом порядке письма, многочисленные газетные публикации дядиных статей, рисунки и черновики, снова и снова перечитывала записи, сделанные знаменитым родственником.
— Особого внимания, на мой взгляд, заслуживают дядины письма близким, — заметила Ирина Горская. — В них он не просто рассказывает о пережитых событиях, но и философски осмысливает произошедшее. При этом совсем не обязательно, чтобы описываемые им эпизоды были судьбоносными. Дядя одинаково обстоятельно и в то же время живо и не банально рассуждал на любые темы — будь то война, взаимоотношения людей, недавно прочитанная книга или просмотренный фильм.
С 2000-х годов статьи, воспоминания и выдержки из писем начали печатать в городских, республиканских и краевых изданиях. А в 2010-м по инициативе Ирины Горской открылась персональная выставка Живило-художника. Первыми её зрителями стали ученики абаканской детской художественной школы имени Д.И. Каратанова, в холле которой и были развешаны сто с лишним авторских работ.
С этого момента началась вторая жизнь рисунков Марка Живило. Сейчас его работы экспонируются ежегодно. Со слов сотрудников выставочных залов, каждая из них вызывает неподдельный интерес у посетителей. И это неудивительно — Марк Феодосьевич был талантливым художником и человеком с необыкновенной судьбой.
— Популяризацией творчества Марка Феодосьевича я занялась из благодарности за счастливое детство. Мы жили тогда в Черногорске под одной крышей с Живило, большой и дружной семьёй. Дядя с тётей были моими вторыми родителями. Поэтому когда от нас с мамой ушёл отец, я перенесла это легко — у меня оставался папа Марк, дорогой человек, заботливый, честный и очень добрый, — сказала Ирина Анатольевна.
После смерти имя Марка Живило долгое время оставалось забытым. Однако полного забвения, которого так боялся художник, не случилось. Статьи в газетах и журналах, телевизионные сюжеты, посвящённые талантливому журналисту и художнику, и особенно его выставки, в том числе нынешняя, не просто напомнили о нём, они оживили память о Живило.

Татьяна ГОЛОВКОВА

 

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.