Людмила Верховцева: «Господь взял меня за руку и повёл»

8 марта 2018 г. в 18:32

Фото Александра Колбасова

Категория: Общество

Представительницы прекрасного пола (и это определение не случайно) не должны забывать свою суть. Суть женственности — доброта, чистое сердце и, по определению учителя высшей категории Людмилы Верховцевой, мудрость. А сплав интуиции и интеллекта позволит найти тот путь в жизни, на котором и состоится встреча со своим истинным «я»…

Москва слезам не верит

Родилась Людмила в селе Идринское Красноярского края, но в школу пошла уже в Абакане. Просто «пошла» — не для этой девочки. Малышка, учась во втором классе общеобразовательной, сама разыскала в Абакане школу музыкальную и привела туда маму, буквально взяв за руку. Училась сразу на двух отделениях — инструментальном (баян, фортепиано) и хоровом. Не приходится удивляться, что в выпускном классе Людмила заняла первое место в краевом музыкальном конкурсе. Девочку пригласили учиться в Красноярск.
— А я подумала: почему мне в Москве-то не попробовать поступить?
«Попробовала», ещё до выпускных школьных экзаменов. При прослушивании дали достаточно трудные произведения. «Приезжайте!» — сказали, причём очень заинтересованно.
Через год Людмила поступила в московское музыкальное училище (сегодня имени А.Г. Шнитке), набрав самые высокие баллы. — Так я осталась в Москве, — улыбается этой своей странице в жизни Людмила Витальевна, — окончила училище, вышла замуж… Кстати, там такое мощное образование, училась у замечательных педагогов. Я четыре специальности получила: дирижёра, концертмейстера, музыканта-исполнителя, педагога. Мне пророчили большое будущее именно в музыке.

Так началась бурная концертная жизнь. Людмила Верховцева дирижировала единственным в России оркестром, где звучали баяны самых разных регистров: баян-пикколо, баян-кларнет, баян-валторна, баян-флейта… С гастролями объехали всю страну, в которую тогда ещё входили и Латвия, и Грузия, и Киргизия…
Но, видимо, пришло время расходящихся путей. Мы избежали бы множества ошибок, если бы умели слушать свой внутренний голос, точнее, голос того Некто, Кто каждого из нас ведёт к истинному предназначению. Людмила умеет. Первый «кит» — музыка — уже лёг в основу её будущей реализации в этой жизни. Внешне же подсказки выглядели так.
— Случилось, что я сломала руку, и те произведения, которые играла раньше, уже бы не смогла исполнять. Ну и наступили девяностые годы… В такое время одного образования мало, подумала я, и получила лицензию бухгалтера-аудитора при Российском экономическом университете имени Плеханова.
Замечательные способности, которые Господь дал Верховцевой буквально во всех областях знаний (а наша героиня никогда не была зубрилкой: всякая учёба давалась удивительно легко, буквально с лёту), сыграли свою роль — ей предложили должность главного бухгалтера фирмы, которая торговала нефтью.
— Это же златые горы…
— От которых я отказалась. И этим выбором была семья. Я родила сына. Наверное, тогда пришло полное понимание, что женщина по сути своей — хранительница домашнего очага, воспитатель. А вы представляете в этой роли гастролирующего артиста?
— Но бухгалтера-аудито-ра-то можно представить?
И всё же эта развилка путей стала, пожалуй, посложнее первой. Жизнь сложилась так, что Людмила рассталась с мужем. Легко наша «сказка сказывается», но трудно дело делается… Верховцева оставила всё: квартиру, прописку в Москве — и уехала на малую родину. Наверное, здесь несколько причин, оказавшихся связанными. Москва (включая и специфику бухгалтера) оказалась для Людмилы… слишком меркантильным городом.
— Москвичи есть москвичи. К сожалению, «купи — продай». Меня с удивлением спрашивали, почему я, прожив здесь 10 лет, всё это оставила? Но я всегда, с детства, стремилась к духовному, не к материальному такого вот бездушного порядка. Если хотите, для меня норма существования — душевная чистота. Я нагляделась и на ребятишек в музыкальной школе, где в ту пору работала, и решила: мой сын среди них расти не будет. В Сибири же люди и по-хорошему проще, и душевнее. И есть, наверное, что-то такое в нас, что не даёт оторваться ниточке связи с родиной.

Её университеты

А на родине всё какое? Родное, конечно.
— Господь такую красоту создаёт! И сейчас перед глазами, как мы ходили в горы за клубникой, за речку Сыду. А у бабушки был сад — с чудесными цветами. Помню — лето, и вдруг прилетело много-много бабочек. Я сидела в саду и не дыша глядела: удивительные бабочки на прекраснейших цветах...
В Абакане же Людмила Верховцева поступила в ХГУ учиться на педагога-психолога (учителя начальных классов), а ещё через два года — на юридический факультет. Заочно, конечно. Авторский стиль нашей героини — совмещать всё: ну интересно человеку! А ведь ещё и работа в школе (№ 10). Когда совпали по времени два факультета, бывало, сдавала за день два экзамена и два зачёта... После «огня и воды» Людмилу Витальевну поджидали и «медные трубы». Прямо на защите диплома тогдашний председатель Верховного суда Хакасии сказал, что такие кадры ему нужны.
— И пришла, поработала. Мне все: «Это твоё, твоё», а я… сомневалась.
— Но всё-таки есть в характере этакая авантюрность?
— Да, я легко могу сорваться с места, в любую деятельность. А тут ещё — уголовное право.
Но это не только дедуктивные головоломки. Людмила Верховцева боялась хоть где-то, хоть в чём-то покривить душой. Мало ли какие могли сложиться обстоятельства… Это был очень нелёгкий выбор, Людмила к тому времени вновь вышла замуж, родила дочь и… осталась вдовой с двумя детьми. Прямо скажем, судейская зарплата далеко не в пример учительской… Опять-таки «златые горы», но в более жёстких условиях. Верховцева выбрала школу, где она становилась (последовательно) и победительницей конкурса «Надежда школы», и входила в пятёрку лучших учителей Хакасии (конкурс «Учитель года»), стала победительницей конкурса педагогов в рамках приоритетного национального проекта «Образование». Но и этот опыт, как и связанные с ним «искушения», для чего-то нужен? Он предшествовал главному делу, где все стёклышки мозаики сложатся в стройный узор. Пора поговорить о втором «ките».

Опыт иного

— Я пережила клиническую смерть, но меня вернули… Поняла, что жизнь бесконечна, она продолжается — там. Всё, что ценят, как принято говорить, на том свете, здесь мы топчем. И каждый, и все вместе идём не туда. А Богу нужны любовь и чистое сердце. Так я пришла в храм. Очень многое объясняет православная вера, путь человеческий, где встреча со своим истинным «я» — это встреча с Богом. Так я пять лет работала в воскресной школе. Помогала отцу Александру Горбатову открывать в Абакане православную гимназию. В конце девяностых — начале двухтысячных ездила со священниками в миссионерские поездки по деревням.
Кстати, о главном выборе между судом и школой: однажды я приехала в один город — и словно что-то позвало меня на службу в церковь. Проходит мимо батюшка, а я впервые его вижу — чужой город, чужой храм. И вдруг он говорит: «А твоё предназначение — работать в школе». Так Господь дал мне ответ.
Я поняла, что Господь просто взял меня за руку и вёл по жизни. И всё, что дал — не просто так. Потом поняла, что музыкальное образование я получила ещё и для того, чтобы петь на клиросе... Была в Москве на тысячелетии крещения Руси. И совершенно потеряла землю под ногами от хорового храмового пения. Воспитанная на светской музыкальной классике, открывала для себя заново Бортнянского, Римского-Корсакова в духовной музыке… Я проехала как паломник по святым местам России, встречалась в монастырях со старцами. Господь привёл и на Валаам. Такой духовный опыт не описать, его надо пережить.
И меня не удивило, что увлечение, да прямо скажем, тяга Людмилы Верховцевой буквально ко всем отраслям науки, идёт от веры в Творца. Достаточно сказать, что непредвзятый, а потому талантливый учёный, докапываясь, образно говоря, до кирпичиков мироздания, видит за ними иную реальность — реальность Создателя.
— Вот отец Геннадий Фаст, — говорю своей собеседнице, — специалист по квантовой физике. В этом аспекте сходятся реальности «та» и «эта».
— Знаю, я уже лет пятнадцать дружна с отцом Геннадием и его замечательной семьёй. Кстати, однажды я стала свидетелем разговора одного старца-монаха (во время паломничества) с учёным. И вдруг услышала: 90-летний старец говорит на языке науки о законах Божьего мироздания. Для меня это было таким открытием!

Сердце отдаю детям

Логично, что третий «кит» — это воспитание детей и учебно-исследовательская с ними работа. В принципе это одно и то же, ведь задача — вырастить личность творческую. Во многом по этой причине Верховцеву «переманили» в Черногорск: создать в гимназии центр одарённых детей.
— В 2007 году моя ученица участвовала во всероссийском конкурсе исследовательских работ и творческих проектов «Я — исследователь». А в Москве от друзей узнала, что есть, оказывается, ещё один удивительный конкурс, о котором в Хакасии ещё не слышали, — всероссийский конкурс юношеских исследовательских работ имени Владимира Ивановича Вернадского. И я попробовала наугад отправить работу своей ученицы: получится — не получится, так как девочка училась в четвёртом классе, а на конкурс принимают работы старшеклассников, начиная с пятого класса. И вдруг приглашение в Москву на конкурс Вернадского, где нашу работу отметили. Тема — мосты Хакасии. Мы поняли, почему они разрушаются. Мосты, которые в Риме строили две тысячи лет назад, не рухнули до нашего времени потому, что они — арочные. У нас же строят балочные, и хотя они значительно дешевле — долго не служат. Ну и рекомендации, понятно. Кроме этого, в Москве я выступила со своей методической темой по исследовательской деятельности с детьми. Председатель конкурса спрашивает: «Есть ли в Хакасии региональное отделение творческих педагогов?» — «Нет». — «Мы вам предлагаем стать его председателем». И вот уже на протяжении девяти лет я председатель Хакасского республиканского отделения межрегионального общественного движения творческих педагогов «Исследователь». Поняла, что это моё. Потому что таланты, которые дал мне Бог, и разносторонний опыт пригодились: мы занимаемся с детьми разными науками в разных областях: от техники, космоса до микробиологии и истории. Вот и нынче в апреле в Москву едет делегация исследователей-школьников, отобранных из 210 участников республиканского этапа всероссийского конкурса юношеских исследовательских работ имени Вернадского.
— Конкурс Вернадского очень ценен, — убеждена Людмила Витальевна. — Дети узнают намного больше, чем по программе школы, они умеют представлять свои исследования перед учёными, учатся методологии написания научной работы. Ведь главная задача конкурса в том, чтобы его участникам захотелось и дальше работать в выбранной ими области, познавать такой прекрасный мир с помощью исследований. А работа с ними — это всегда удивление!
…Вот и сложились кусочки мозаики, пути-дороги предназначения.

Татьяна ПОТАПОВА
Черногорск

 

 

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.