Искатель вечных ценностей

30 августа 2011 г. в 16:25

Категория: Актуально

“Кто может выстроить жизненные ценности народа по их значимости? Это делает только сам народ. Из поколения в поколение. И, осмысляя затем эту переданную из рода в род мудрость, замечаешь вдруг, что нет там того, что, казалось бы, беспокоит нас всех беспрестанно и повседневно. Ничего суетного. Сохранены только вечные ценности. Ценности нравственные…”. Так пишет в книге “Сокровища культуры Хакасии” Игорь Кызласов, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии РАН, профессор Московского государственного университета, один из крупнейших специалистов по средневековой истории Южной Сибири. 28 августа ему исполнилось 60 лет.

 

Родная земля

 

Каждый год ученый приезжает в Хакасию, которая является не только полем его научных интересов, но и землей, с которой связаны его родовые корни. В этом году его доклад по теме “Проблемы и перспективы изучения истории и культуры Хакасии” проводился в рамках дней науки “Катановские чтения-2011”. Ученый рассказал о памятниках древнехакасского государства, об их расположении и расшифровке, кроме того, о проведении раскопок вблизи аала Тутатчиков. Выступление сопровождалось показом слайдов, наглядно представляющих образцы надписей и древних наскальных рисунков.

— Игорь Леонидович, ваш приход в профессию был пред-
определен? Хотя бы тем, что отец, Леонид Романович Кызласов — один из крупнейших историков, гордость хакасской земли. Или же это был ваш выбор?

— Обратите внимание, как здесь проявляется богатство русской речи. Что такое “предопределение”? Если понимать под этим какой-то путь, начертанный сверху, то одна ситуация. Если понимать семейное положение, когда кого-то с детства направляют, — другая. Меня с детства не направляли однолинейно. Пытались заметить какие-то самостоятельные интересы и способствовать их развитию. До старших классов в археологию не собирался. Правда, в немалой степени оттого, что отец не брал меня в экспедиции. Конечно, атмосфера в семье не была замешана на одной археологии. Но все-таки ежегодные экспедиции отца в Хакасию, Туву, Киргизию, в другие регионы, разговоры о древних временах действовали на мое мальчишеское мировосприятие. Я даже помню, как действовали — романтично действовали! А пацанская романтика — это, по-моему, очень здоровое и нужное чувство.

Поэтому, когда меня впервые взяли в поле, недальнее Подмосковье, я был, конечно, рад. В школьные годы я дважды побывал в экспедициях, и это, конечно, повлияло на меня очень сильно. Я стал очень ответственно готовиться к поступлению в университет. Тогда у меня появилось своего рода кредо, может быть, утопическое: в своем деле нужно знать все. В студенческие годы я старался познавать все, что было возможным. Ездил в экспедиции не только в Хакасию, но и в те регионы, куда представлялась возможность:
в Среднюю Азию, Якутию, Украину... Знаете, и радость, и беда археологии в том, что сквозь землю не видно. Поэтому каждый год попадается что-то такое, к чему не готов и что заставляет обновлять или, точнее, дополнять багаж знаний. Археология, следовательно, дает сильнейший стимул для самообразования...

 

Древние руны

 

— Но вы занимаетесь не только раскопками...

— Да, на каком-то этапе меня привлекли рунические надписи. В стране их очень много. Существенно, что только у нас и в Монголии это подлинники. В нынешнем году исполнилось 290 лет открытию, значение которого для истории культуры Евразии трудно переоценить. Солнечным августовским днем 1721 года на северном берегу Уйбата, “в нескольких верстах выше впадения речки Бей”, то есть выше устья нашей Бейки, исследователь Сибири Даниил Готлиб Мессершмидт обнаружил высокий каменный обелиск, изогнутый “в виде венгерской сабли”. Со всех сторон камень был покрыт неизвестными письменами! Так в живописной долине небольшой хакасской реки Уйбат родилась новая наука, стремящаяся постичь слова и мысли, переданные потомкам. Если археология дает представление о том, как жили наши предки, то руны свидетельствуют, чем жили они, каково было их мировоззрение. Изучение рунических надписей стало для меня второй рубежной вехой. Получается, что встал на обе ноги — зная материальное положение древних людей, легче постигнуть их духовный мир. Два таких рубежа меня профессионально сформировали. Ну а профессия, как вы понимаете, такая вещь, которая все остальное определяет.

— Хакасия притягивает вас как земля предков?

 — Не только. Хакасия, Хакасско-Минусинская котловина — жемчужина, в историческом прошлом — один из древнейших культурных центров человечества. Этот регион, находясь в центре Евразии, играл очень большую роль, нами еще не понятую до конца. Простая вещь: последние исследования показывают, что древнехакасское государство имело прямые торговые отношения с Киевской Русью в домонгольское время. В Новгороде в XI веке, в Смоленске в XII бывали древнехакасские посольства. Мы прекрасно знали по письменным источникам, что в древности у Хакасии были налаженные связи со Средней Азией, с Китаем, Тибетом, в целом с Востоком, теперь выясняется, что были также связи и с Восточной Европой. На Волге, в тридцати семи пунктах древней Волжской Булгарии, найдены не только предметы древнехакасской культуры, но и места, где располагались хакасские торговые дворы. Этот простой пример показывает, что ученые-историки, археологи здесь, в Хакасии, могут найти ответы на вопросы самой разной направленности. Тот факт, что посольства древнехакасского государства доходили до Новгорода, показывает, например, что новгородцы еще в домонгольское время знали о существовании Сибири, о землях, которые потом “открыл” Ермак. И землепроходцы семнадцатого века в этом свете уже не кажутся такими авантюристами, которые шли в неведомые земли, не зная, кого они там встретят, с кем будут иметь дело.

— Вряд ли они одушевлялись идеей встречи с представителями древнейших цивилизаций...

— Это вопрос собственной цивилизованности... Хакасия была центром древней культуры с самого раннего периода человеческой истории. Вещи, произведенные на территории Хакасии в эпоху бронзового века, во втором тысячелетии до нашей эры, найдены на Украине, даже на Кавказе. Из Хакасии ходили учиться в учебные заведения Восточного Туркестана, нынешнего северо-западного Китая, изучали там буддийскую литературу. Есть прекрасно сохранившиеся тексты, где, например, написано: “Я такой-то, такой-то, происходя из царского, кыргизского рода, выполнил наложенную на меня эпитимию (перевел с китайского на тибетский двенадцать книг) и прошу отпустить меня на родину...” Это IX — X век! Это, в общем-то, было известно ранее. Но в последнее время обнаруживается, что сюда, на берега Абакана и Енисея, поступала литература с берегов Евфрата, из Ирана. Следы манихейства, древнего религиозного течения, известного в Сирии с III века, явственно проступают в VIII веке на нашей территории. Люди, проживающие здесь, следовательно, читали о Переднем Востоке в VIII, IX, X веках. Вот какой был кругозор! В рунических надписях есть слова как заимствованные из санскрита, так и из ирано-персидских языков. Так что книжные, литературные знания были чрезвычайно обширные уже в то время. Вы понимаете сами, что вот такой очень интересный древнеисторический клубок взаимопроникновений можно и нужно разматывать и разматывать.

 

Зов предков

 

— Выходит, перед исследователями широчайшее поле деятельности...

— Вот именно — широчайшее. Россия — евроазиатское государство. Для ученого-археолога преимущество состоит в том, что представлен весь спектр географических, исторических, археологических, культурных наслоений на протяжении практически всей человеческой эволюции. Таким образом, можно не выходя за государственные границы России, изучать практически любой этап развития человечества. Хотя нынешние административные границы, конечно, некая условность, тем не менее каждый полевой сезон я приезжаю в Хакасию и провожу здесь работы.

— Скажите, среди находок в Хакасии какие вас особенно поразили?

— Это не всегда бывает какая-то вещь. Например, некоторое время назад удалось открыть надпись, которая звучит так: “Так как я не мог назвать по имени, я написал пятью предназначенными...”, то есть пятью пальцами, на то “предназначенными”. Это меня поразило до глубины души! В VIII веке были люди, предназначением которых была образованность! Были тогда люди, предназначением которых было рукой рубить, пахать, ковать, а тут человек пишет, что предназначение руки — писать. Это интеллигент VIII — IX веков! Или еще одна надпись около озера Фыркал: “Вложите Совершенную Душу” — и стоит личная тамга. Человек обращается к Высшему и просит не денег, не скота, а просит духовного совершенства! Это зов предков.

— Осознавал ли древний человек, что его просьба останется жить века и всегда будет современной?

— Например, Сулекская писаница (Орджоникидзевский район) — потрясающее свидетельство из прошлого! Там, например, единственные известные изображения Тенгри (Бог Неба) и Богини Умай (женское божество плодородия)... Все эти древние надписи свидетельствуют об извечном стремлении приобщиться к вечности. Может быть, неосознанном, но тем не менее ярко выраженном...

— Что привлекало людей на эту землю?

— Плодороднейшие земли для занятий сельским хозяйством, природные богатства тайги, недра, насыщенные полезными ископаемыми — все это издревле привлекало сюда завоевателей и переселенцев. На рубеже III — II веков до нашей эры мы можем говорить о появлении протохакасского населения, возникшего в результате смешения местной диньлинской и пришлой тюркской культур. Следовательно, в течение двадцати двух веков мы можем проследить непрерывную историю одного хакасского народа. Известно, что, например, в Японии глубоко изучают историю одного этноса на протяжении многих веков, и вот есть такая возможность в Хакасии. Характерно, что Хакасия всегда стояла как-то в стороне от Центральной Азии, общаясь с ней, но сохраняя самостоятельность...

…Научная деятельность Игоря Кызласова не замыкается рамками Хакасии. В начале этого года средства массовой информации сообщили:

“Уфа может оказаться самым древним городом на территории Восточной Европы. Такое мнение озвучил ведущий научный сотрудник Института археологии РАН Игорь Кызласов на пресс-конференции в агентстве “Башинформ”.

— Находки, обнаруженные на месте раскопок городища Уфа II, свидетельствуют о том, что уже в V веке нашей эры здесь находился крупный город, — сказал он. — На территории Восточной Европы, да и Западной Европы тоже, за исключением римских и византийских городов, нет других крупных городских поселений, существовавших бы с V века. На месте городища Уфа II найдено множество бытовых и ювелирных изделий, в том числе византийского происхождения…”.

Научные интересы юбиляра многогранны. Однако сердце представителя рода Кызласовых принадлежит земле предков.

 

Алексей АННЕНКО

Оставить комментарий

Тема дня

В «Нью-Йорке» всё спокойно?

В Хакасии проходят прокурорские проверки объектов с массовым пребыванием людей. В первую очередь контролёры пришли в торгово-развлекательные центры.